logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Я был дома у Недведа». Он мог перейти в «Ювентус», но ЦСКА заплатил больше

Любош Калоуда закончил карьеру в 29 и сейчас ведет свой бизнес.

ФутболЛига чемпионов
23 октября 2018, Вторник, 09:00
Getty Images

В ЦСКА времен позднего Газзаева было много странных легионеров. Давид Янчик, Рамон, Эркин Джанер, Рикардо Жезус — эти сомнительные футболисты почти ничем не запомнились на поле, но очень долго числились в составе армейцев и скитались по арендам. Еще один игрок, которого можно внести в тот же список, — чех Любош Калоуда.

19-летний Калоуда приезжал в Москву как молодая суперзвезда. Он был лучшим в составе молодежной сборной Чехии и в Канаде завоевал для нее серебро ЧМ-2007, только в финале проиграв аргентинцам с Куном Агуэро. Через год Любош чуть не перешел в ”Ювентус”, но ЦСКА заплатил больше 5,2 млн евро. ”Ньюкасл”, ”Челси” и ПСВ столько предложить не смогли.

(pfc-cska.com)
pfc-cska.com

Но переход во взрослый футбол из молодежного чеху так и не удался. Сначала недоверие Газзаева, а затем и постоянные травмы замучили Калоуду. В 29 лет он завершил карьеру. Теперь Любош — успешный бизнесмен и популярный ведущий.

Sport24 нашел телефон Калоуды на официальном сайте его компании, которая называется очень просто — ”Кружки”. Мы встретились с бывшим армейцем на стадионе в Пльзене за час до матча ЦСКА с местной ”Викторией”. В интервью Даниле Игнатову на идеальном русском чех рассказал, почему у него не получилось в ЦСКА, как Александр Прудников матерился на тренера в ”Спарте” и что за бизнес он хочет привезти в Россию.

"Показывал Прудникову ночную жизнь в Праге"

— Почему ты перешел именно в ЦСКА?
— Для меня это было очень тяжелое время. За пару месяцев до переезда в Москву я должен был уходить в ”Ювентус”. Сезон-2007 складывался для ”Брно” очень здорово, в Турине меня видели как замену Недведу. Я прилетал туда, был в гостях у Павла. ”Юве” очень хотел меня купить. Ведь это был мой любимый игрок — я с детства тренировался, чтобы быть как Недвед!

(Getty Images)
Getty Images

— Жалеешь, что выбрал именно Москву?
— Совсем нет. ЦСКА — это большой, очень большой клуб. Мне было очень полезно тренироваться со звездами: Акинфеевым, Игнашевичем, братьями Березуцкими. Но проблема была в том, что я играл в основе ”Брно” и вызывался в сборную Чехии, а в Москве должен был бороться за место в молодежной команде. Психологически чувствовал себя очень тяжело.

Думал: ”Каждый в Москве знает, кто я такой!” Но при первой встрече Валерий Газзаев даже не спросил, на какой позиции мне комфортно играть. "Меня купили за дикую сумму, — думал я. — Почему главный тренер ничего обо мне не знает?"

А еще в молодежке мы все время играли на искусственном поле. Я ведь уже в 18 лет перенес операцию на крестообразных связках. Так что это было и очень опасно для моего здоровья.

— Что ты делал, чтобы попасть в основу?
— Самое главное — учил русский язык. Но поначалу многое было непонятно. Газзаев и Бабаев посещали каждую игру молодежки, просматривали меня. И главный тренер раз за разом подходил после и говорил: ”Молодец!” Это сейчас я понимаю, что Газзаев меня хвалил, а тогда думал, что намекал на возраст: "Молодой!"

Хотя странно, он меня выпускал очень редко... Помню, выезд во Владивосток — настоящий ад! Летел 8 часов, чтобы тренер выпустил меня за минуту до конца игры. Как я могу таким образом набрать опыт?!

— Ты получил свой шанс в Кубке.
— Единственный за все время — спустя почти год, что я был в команде. Вышел на поле с первых минут и получил травму... Потом тренеры стали меняться: Зико, Хуанде Рамос. В команде перестало быть комфортно, пришли новые бразильцы.

— Когда понял, что пора уходить?
— Еще до того кубкового матча сказал руководству, что хочу в аренду. Была возможность полноценного трансфера в ”Расинг”, который тогда еще играл в Примере, но я решил не сдаваться и доказывать здесь. Хотя в Сантандере за меня предлагали как раз столько, сколько заплатил ЦСКА.

Так что решил: лучшим вариантом для меня была бы средняя команда в России, где я точно смог бы играть и адаптироваться ко всему. Но ЦСКА и агенты здесь ничего не нашли и отправили меня в ”Спарту”. Тогда же в аренду в Прагу приехал Рома Губник из ФК ”Москва”. Только вот на его позицию центрального защитника был только один игрок — опытный Томаш Ржепка, а на мою — трое. Поэтому карьера Губника дальше пошла вверх, а я выходил на поле редко.

Хотя в первом же матче в Лиге чемпионов вышел на поле и забил ”Панатинаикосу” третий гол. Боролся за место в основе ”Спарты”, но зимой снова пришлось делать операцию из-за травмы паха.

— В Праге ты ведь с Александром Прудниковым пересекся.
— О-о-о, Саша был очень крутой пацан, ха-ха-ха! Когда он приехал в ”Спарту”, я ему объяснял: ”Саня, пойми, ты не можешь быть здесь звездой сразу”. Чешский чемпионат — очень тяжелый. А Прудников рассчитывал, что будет нападающим номер один. И когда он не играл, ходил и орал на всех: ”Эй, дураки, бл***, я Саня Прудников! Почему не играю?!” Так что в клубе его не особо любили, считали его дураком.

Хотя мне он нравился. В ”Спарте” мы только по-русски разговаривали. А еще показывал Сане ночную Прагу... В общем, было весело, ха-ха! Только если ты футболист, то по этому городу нужно гулять днем. Иначе можешь зайти в какие-нибудь неправильные места.

(Getty Images)
Getty Images

"Слышал, Янчик сейчас пишет книгу. Про алкоголь — не знаю"

— Потом — ”Волгарь”, Астрахань.
— Там мне все очень нравилось, серьезно. Я регулярно играл в течение года, и мы договорились продлить аренду еще на полтора. А потом я получил травму, и клуб не внес меня в заявку на сезон. Пришлось судиться.

— Следующая аренда — в ”Александрию”.
— Это вообще кошмар. Подписали соглашение на год. Когда ехал туда, на Украину, подумал: ”Ладно, поборемся за выживание, все будет нормально”. Первые полсезона отыграли, были где-то на 12-м месте. Зимой все разъехались отдохнуть. Возвращаюсь в первый день после отпуска, а мне говорят: ”Ты что тут делаешь?!” Просто слили меня из команды, якобы я не нужен.

В то трансферное окно я никаких вариантов не нашел. До лета я остался в ”Александрии”, но просто тренировался, не играл. А по окончании сезона мы с ЦСКА решили расторгнуть контракт. Аренды надоели, нужно было что-то делать.

— На Украине ты играл вместе с Янчиком, который в ЦСКА закончил из-за проблем с алкоголем. Почему он пошел по такому пути?
— Как и я, он очень переживал из-за того, что не играл. Но я женился в 18 лет, мы вместе проходили через все это. А Давид был совсем один, в Москве поймал звездную болезнь, начал пить... Мы на связи — слышал, он сейчас пишет книгу.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Потом ты вернулся в Чехию.
— Дома тоже все пошло не по плану. Я приехал в ”Дуклу”, но там были проблемы с финансами — пришлось расторгать контракт. Последним клубом стал ”Словацко”. Отличная команда, коллектив хороший, на каждый матч приходит по 5-7 тысяч фанатов. И я здорово играл, был лучшим в команде — 7 голов, 2 ассиста. Но в последнем матче сезона получил травму — опять кресты — и решил наконец закончить карьеру. К 29 годам я не сделал в футболе всего, что хотел, но жизнь продолжается.

— Скольких футболистов ЦСКА ты сейчас узнаешь в лицо?
— Я слежу за всеми матчами ЦСКА, иногда смотрю прямые трансляции, подписан на соцсети клуба в Фейсбуке и Инстаграме. Но знаю, что сейчас в команде много молодежи и иностранцев. Из того состава помню Жору Щенникова, Алана Дзагоева, Игоря Акинфеева — он ведь в воротах еще? Легенда! А где все остальные?

— Игнашевич и Березуцкие закончили карьеру.
— Видел, что ”Монако” купил Головина. Очень хороший игрок, похож на Дзагоева в молодости. Мы с Аланом здорово вместе играли в молодежке, дополняли друг друга на поле. Рад, что у него в карьере все получилось.

"Сейчас детей нужно отрывать от гаджетов и заставлять заниматься спортом"

— Чем ты занимаешься сейчас?
— Сейчас у меня свой бизнес — в школах организовываем для детей... Как это называется в России? Тоже кружки? Вот, кружки для детей! А еще — футбольный кэмп, названный моим именем. В этом году организовывали его впервые — в течение трех недель тренировали 200 детей. В следующем году хочу расширить до 4 недель.

— Тебе легко работать с детьми?
— Современные дети не такие, каким был я. В детстве я в любую свободную секунду брал мяч и бежал на улицу. Сейчас детей нужно отрывать от компьютеров и планшетов, буквально заставлять заниматься спортом. Поэтому одна из самых важных вещей в нашей работе — общаться с родителями.

— Пока мы записываем интервью, к тебе подошли сфотографироваться двое взрослых и пять детей. До сих пор помнят молодежный чемпионат мира?
— О, нет! Просто я сейчас работаю ведущим и комментатором на государственном чешском телевидении. Чтобы не отстраняться от футбола совсем. Долгое время у нашего канала были все права на показ Лиги чемпионов, но сейчас они ушли нашему конкуренту. Так что в Пльзень я приехал как обычный болельщик, не на работу.

— Жалеешь о чем-то в своей футбольной карьере?
— Знаешь, сейчас я чувствую себя намного счастливее, чем когда играл в футбол. Понимаю, что нахожусь на своем месте. Да, можно рассуждать о том, как бы сложилась моя судьба, перейди я в ”Ювентус”. Но такова жизнь, что футболист почти никогда не выбирает тот вариант, который полностью ему подходит. Я рад, что сейчас могу работать с детьми и помогать им сделать правильный выбор.

Возможно, мы с партнерами из ”Зброевки” Брно скоро приедем в Россию, чтобы продвигать наш бизнес в России. Собираюсь в апреле на дерби между ЦСКА и ”Спартаком” и зову всех своих друзей из Чехии. Это суперматч! Будем болеть за ЦСКА.