Бенедикт Хеведес: «На свадьбе крикнули «Горько!», а мне послышалось — водка. Пришлось выпить»

Чемпион мира в составе «Локо» — о жизни в России, поцелуях Буффона и сборной Германии.

ФутболРПЛ
12 августа 2018, воскресенье, 11:30
Getty Images

Он провел 16 лет в «Шальке», выиграл с Германией чемпионат мира и намучился из-за травм в «Ювентусе». Год назад Хеведеса звали в «Спартак», но он приехал в Россию только этим летом и подписал контракт с «Локомотивом». В эксклюзивном интервью корреспондентам Sport24 Леониду Волотко и Алине Матинян Бенедикт рассказал, как фотографировался с Фарфаном, прикинувшись фанатом, как пел в «Ювентусе» Боба Марли, сколько пива выпил после финала ЧМ и почему на тренировках в «Шальке» всех тошнило от Магата.

Уже сегодня, в 14:00 немец может дебютировать за «Локо» в Оренбурге.

— Помните день и место, когда узнали, что вас зовет «Локомотив»?
— Я находился в родном городе — Хальтерн-ар-Зе. Это между Гельзенкирхеном и Мюнстером. Не думаю, что кто-то в России слышал о таком городе, он очень маленький. Там меня навестил Эрик Штоффельсхаус (спортивный директор «Локомотива» — Sport24). Мы сходили в ресторан рядом с озером, где он много рассказывал мне про «Локомотив» и Москву. Описывал, как там красиво. Так сложилось мое первое впечатление. Были другие предложения из России и Европы, но я сравнил их и понял, что «Локомотив» — лучший вариант. Он произвел отличное впечатление.

— Прошлым летом писали, что перед трансфером в «Ювентус» вас звал «Спартак».
— Они действительно проявляли интерес, но «Ювентус» на тот момент был возможностью поиграть с лучшими футболистами мира. Я решил принять предложение из Италии и ничуть не жалею. Это был фантастический год. Теперь же я рад оказаться в России и стать частью «Локомотива».

— К чему сложнее всего привыкнуть в Москве?
— К пробкам и трафику — это настоящий ужас! Иногда приходится передвигаться на метро, чтобы добраться из одной части города в другую. А сегодня, чтобы успеть к вам на интервью, сел на автобус. Я еще не успел посмотреть всю Москву, но уже был на Красной площади — там очень красиво. Понял, что Россию и Германию нельзя сравнивать. У Москвы особый шарм! Пока мне все очень нравится, и я с нетерпением жду возможности изучить город.

— На улицах вас узнают?
— Да, но не так часто, как в Германии или Италии. Там это происходило на каждом шагу и иногда надоедало. В Москве люди не так сильно увлечены футболом: видно, что они живут своей жизнью, а на улице очень сосредоточены на дороге. Для меня это только плюс, ведь есть возможность спокойно передвигаться по городу. В Москве чувствую себя очень свободно.

Селфи с Фарфаном, фанатская трибуна «Шальке»

— Вы уже тренируетесь с «Локомотивом»?

— Да, было четыре тренировки с командой, чему я невероятно рад. До этого два дня я работал индивидуально с тренером по физподготовке. Что касается даты, когда я смогу дебютировать в «Локо»… Я прошел предсезонную подготовку в Германии, но в России чемпионат уже начался. Думаю, подождем еще несколько дней и тренерский штаб решит, когда я смогу выйти на поле.

— С Юрием Семиным разговаривали?
— Да. Пока не могу рассказать о нем много, но первое впечатление отличное — он очень дружелюбный и открытый тренер. Проблем с взаимопониманием тоже нет — на занятиях меня сопровождает переводчик, который переводит все, что коуч говорит по-русски.

— Перед трансфером в «Локомотив» вы не советовались с Фарфаном, хотя вместе играли в «Шальке». Как он отреагировал, когда увидел вас на базе?
— Ха-ха! Мы встретились не на базе. После матча со «Спартаком» я вышел со стадиона, а Джефф стоял на улице и раздавал автографы. Я притворился фанатом, протянул телефон и попросил со мной сфотографироваться. Когда он понял, что это я, кинулся обнимать и целовать. Думаю, он был рад меня видеть!

— В «Шальке» вы даже ходили на фанатскую трибуну.

— Я ведь был не только игроком, но и болельщиком клуба. Всегда мечтал посмотреть игру с трибуны, но понимал, что не могу просто так прийти на фан-сектор — меня сразу все узнают! Однажды получил травму и все-таки решил пойти на футбол с другом. Надел капюшон, попытался слиться с толпой, а во время матча прыгал на трибуне и пел песни! Конечно, в итоге меня все равно узнали. Но мне было правда интересно понять, как все выглядит со стороны, для фанатов. Честно, это совсем другие впечатления.

— Вы приехали из бундеслиги, где всегда полные стадионы, идеальные поля. Готовы к тому, что в России такого не будет?
— Конечно, я слышал, что в России арены не всегда заполняются на сто процентов. Но зачастую не так важно, полон ли стадион. Если есть шумные фанаты, это уже хорошо. Гораздо хуже, когда собирается полный стадион, а болельщики молчат. В Германии такое не редкость.

«Паненка» Нойеру, безумный Магат

— «Локомотив» не забивает уже 396 минут. А вы в детстве были нападающим — может, не поздно вернуться?
— Ха! Это было слишком давно. В 14 лет я перешел в «Шальке» и там меня сразу поставили в центр обороны — больше было некому играть. Кажется, это было лучшим решением тренера, которое открыло мне многие двери в карьере и сделало чемпионом мира. Плюс, даже в роли защитника я довольно часто забивал. В основном — с угловых.

— За 16 лет в «Шальке» в команде сменилось 20 тренеров. Самый сумасшедший — Феликс Магат?
— О, вы что-то слышали о нем в России?

— Фарфан о нем рассказывал.
— Еще бы! При Магате у нас происходили настолько безумные вещи — даже сложно вспомнить что-то одно. Ну, о`кей: однажды он зашел в раздевалку, подошел к доске и начал писать имена футболистов, параллельно болтая по телефону. В какой-то момент Магат прервал разговор и повернулся к нам: «Выберите сами стартовый состав». Развернулся и ушел.

— Правда, что после тренировок Магата полкоманды тошнило?
— Я был в порядке, но многим правда становилось не по себе. Нагрузки были тяжелые: например, перед завтраком мы пробегали по 10 кроссов, затем еще 6, но уже с двумя мячами в руках. Бежать приходилось в гору или прямо по лестнице на стадионе. После таких упражнений некоторых выворачивало.

— Вы пять лет играли с Нойером. На тренировках ему вообще реально забить?
— О, это был настоящий челлендж! Мануэль — большой парень с длиннющими руками. Если он их выпрямит, то займет все ворота. Есть кое-что, что никто в своем уме не сделает на тренировке — не попытается забить Нойеру «паненку». Если сделаешь это, он выйдет из себя и отправит мяч тебе в голову! После таких ударов он становится очень злым. Но вообще, Нойера всегда уважали. Перед ним ты чувствуешь себя иначе, чем перед другими вратарями.

— 7 лет назад Нойер перешел из «Шальке» в «Баварию». Если бы позвали вас, вы бы тоже ушли?
— Спустя несколько лет в «Шальке» я понял, что это мой клуб, и пообещал, что никогда не перейду в другую немецкую команду. Я заявил публично: если настанет время покинуть команду, я перееду в другую страну. И так и поступил.

— Ваш последний тренер в «Шальке» — Доменико Тедеско — лишил вас капитанской повязки. Что случилось?
— Ничего сверхъестественно. Тедеско хотел изменений, потому что в последнем сезоне дела шли не очень хорошо. Для меня это не было проблемой. Команда — это главное, я не могу быть важнее других игроков. Единственное, что меня немного расстроило в той ситуации — комментарий клуба и то, как это было преподнесено.

Поцелуй Буффона, свадьба

— В итоге вы ушли в «Ювентус», но из-за травмы провели три матча за сезон. Как чувствуете себя сейчас?
— Проблема заключалась в том, что тренировки в Италии сильно отличались от того, что было в Германии. Я приехал с повреждением и не был готов к тяжелым нагрузкам в «Ювентусе», которые сразу начались. Но сейчас все по-другому, я чувствую себя отлично. Два месяца я готовился, тренировался индивидуально. Единственное, чего не хватало — тренировок вместе с командой. Но теперь есть и это. Надеюсь, скоро начну играть.

— Из «Юве» вы ушли вместе с Буффоном. Недавно Джиджи спел перед игроками «ПСЖ» на стуле и взорвал твиттер.
— Ха-ха, я видел это! Но я тоже пел в «Ювентусе». Решил, что исполню Three Little Birds Боба Марли — она довольно легкая. Но я надеялся, что все знают эту песню и будут мне подпевать, но нет. Пришлось петь самому.

— Буффон — суперзвезда на поле. Какой он в жизни?
— Невероятно милый. Когда я впервые зашел в раздевалку «Юве», он поздоровался и дважды поцеловал меня в щеку. Это типично для итальянцев, но я все равно поразился таким приемом. И Джиджи так относится ко всем! Кто-то думает, что футболисты — очень высокомерные, ведь они зарабатывают много денег. Так вот Буффон — полная противоположность этому образу.

— А Роджер Федерер, с которым вы встретились месяц назад? Как вы познакомились?

— Мы оба — амбассадоры «Мерседеса» и оказались на одном мероприятии в Штутгарте. Когда оно закончилось, мы проговорили целый час о том, каково это — быть профессиональным спортсменом. Оказалось, Роджер — тоже совсем не звездный парень, очень умный и вежливый. Честно, я был приятно удивлен.

— Летом в Турин приехал Криштиану. Не обидно, что вы ушли из «Ювентуса»?
— Нет. Конечно, было бы интересно поиграть с ним. Все-таки он один из лучших футболистов мира — наравне с Месси. С другой стороны, я ведь играл вместе Дибалой, Игуаином, тем же Буффоном и другими звездами. Мы выиграли чемпионат, Кубок Италии и провели фантастический год, пусть я почти и не играл из-за травм.

— Что праздновали мощнее — скудетто с «Юве» или победу на чемпионате мира в 2014 году?
— Конечно же, победу с Германией. После финала мы вернулись домой, где нас ждали более двух миллионов человек. Улицы были переполнены, люди забирались на крыши и были буквально везде. Нельзя было найти свободного места. Никогда не забуду, как после финального свистка мы все плакали от счастья — с нас свалилось огромное давление. Мы все обнимались: не только 11 игроков на поле, но и все запасные, тренерский штаб. На поле вышли наши семьи. Просто фантастика!

(Getty Images)
Getty Images

— Что творилось в раздевалке? У вас оттуда фото с Рианой, Ангелой Меркель.
— Рианна была на афтепати, а Ангела Меркель зашла к нам в раздевалку, да. То, что там происходило — это было нереально. После победы каждый подходил, бил по плечу и говорил спасибо за фантастический месяц. У людей остались разные воспоминания с того чемпионата мира, но для всех этот месяц стал особенным. Мы невероятно благодарны за такую поддержку.

— Сколько пива вы выпили в ту ночь?
— Не помню. Наверное, я был слишком пьян, чтобы запомнить. Ха-ха!

— Теперь вы играете в России. Когда-нибудь пробовали водку?
— Конечно. Водка очень популярна в Германии. Буквально за неделю до приезда в Россию я был на русско-немецкой свадьбе. Это было забавно! Все русские кричали «Горько!», когда пара целовалась, а немцы слышали — «Водка». Приходилось пить. Правда, я так и не понял, почему кричат «Горько»…

***

— Прошло четыре года, и сборная Германии не вышла из группы. Вы поняли — почему?
— Много причин. Во-первых, скандал с фото с Эрдоганом. Во-вторых, не удалось собрать основной состав. Все 23 футболиста в заявке были достойны играть в стартовом составе, поэтому многие чувствовали себя обделенными без игровой практики. Все это сказалось на атмосфере внутри команды. Конечно, меня там не было, но со стороны сложилось именно такое впечатление. Как будто не было командного духа, благодаря которому мы выиграли в 2014 году и хорошо выступили в 2016-м.

— Месут Озил после скандала завершил карьеру.
— У меня есть мнение на этот счет, но об этом и так говорят слишком много. Пора остановиться. Каждый новый комментарий на эту тему продолжает ее обсуждение в газетах. Это не имеет смысла. Скандал активно обсуждался во время чемпионата внутри команды и в прессе. И лучше от этого никому не стало.

Больше интервью на Sport24:

«В России хочу стать легендой». ЦСКА нашел замену Игнашевичу в бразильской глуши

«Березуцкий только через пару лет узнал, как меня зовут». Он заменит братьев в ЦСКА

Зе Луиш: «Из-за травмы живота больно было даже кашлять»

«Наши фанаты приедут в Москву и подружатся с русскими». Интервью бывшего пресс-атташе ПАОК

0