logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Украина нас предала. Вы — нет». ЧМ снова объединил сербов и русских

Болельщики сборной Сербии — о любви к России, Путине и скандале с Джакой и Шакири.

ФутболЧемпионат мира
29 июня 2018, Пятница, 11:00
Getty Images

Проиграв Швейцарии и Бразилии, сборная Сербии покинула чемпионат мира — хотя чувствует себя здесь как дома. Sport24 расспросил сербских болельщиков об их отношении к России и о скандале с «албанским» празднованием Гранита Джаки и Джердана Шакири

Тони, рослый мужчина в одноцветном поло, идет от Волоколамского шоссе к стадиону «Спартак», и рассказывает сыну о Даворе Шукере. Германию час назад вынесла Корея, а в 1998-м с немцами еще жестче обошелся Давор Шукер — а потом забивал и в полуфинале, и в матче за бронзу. Тони — хорват, его сборная уже давно в плей-офф, а в среду он «за Србию». Это единственное слово, которое он произносит с акцентом — в Россию Тони переехал 18 лет назад. «Противоречия между хорватами и сербами — для малоумных. Все нормально».

Тони пытается найти друзей и нужный вход — в Тушине все теснее, чем в «Лужниках», и напряженнее, чем днем на Красной площади. Оттуда стартовал массовый марш сербов — основной проход был, конечно, на Никольской, но еще у Кремля сербы заряжали и «Крим йе Русия, Косово йе Србия», и «Убий шиптара», и что-то менее радикальное.

У гладиатора перед стадионом — буйный бразильский карнавал, знакомые триколоры тоже мелькают, но теряются. Другие флаги пронести на трибуны едва ли реально. «Не пустили. Выгнали», — жалуется мне полный мужчина и показывает на телефоне фото «флага царской Русии» в Калининграде.

(Sport24)
Sport24

«Я ведь его еще в Сербии купил. Носил его на матчи там, спокойно провез в Россию, — рассказывает серб. — На игру со Швейцарией меня с ним пустили, а сейчас завернули. На выходе, может, отдадут».

Досмотр на входе и правда дотошный. «Меня до трусов раздели», — говорит товарищам атлетичный россиянин. Все они в шортах, на икрах и локтях — обилие татуировок. Имена болельщики называть отказываются, ссылаясь на «плохой опыт общения с журналистами». «Джаку и Шакири за «орлов»…[побить] надо, — уверены мужчины. — Что для них десять тысяч франков?»

«Орлы» — символ не просто Албании, а Великой Албании, — рассказывает Далибор Морозин, друг фаната, лишенного «имперки». — Они (косовские албанцы) пытаются присвоить себе то, что является частью Сербии. Это ненормально. Все должны быть равны — я стремлюсь к тому же в баскетболе: сейчас я судья в первой сербской лиге, а раньше играл профессионально.

(Sport24)
Sport24

Провокациям в спорте не место. Одним можно демонстрировать албанские символы — а нам запрещают имперский флаг. Это исторический символ, не политический. Если мне запрещено проносить какой-то флаг — я это принимаю. Но правила должны быть одинаковы для всех. Приходится думать о политике — а хочется о русских людях, которые так здорово принимают нас, сербов».

***
Сербы занимают угол трибуны B — той, на которой обычно гремит фан-актив «Спартака» — но и здесь сильно разбавлены бразильцами. С верхнего яруса свисают триколоры с разным текстом на кириллице, главный — по центру: «Мы русских одних не бросим. Привет из Сербии». Спокойно соседствуют красно-белые растяжки, и «гробари».

(РИА Новости)
РИА Новости

Бразильскому гимну подпевают в пять раз сильнее, чем сербскому. Подгоняют своих балканцы бурно, освистывают падения Неймара, заметно стихают после гола Паулиньо, оживляются после перерыва, когда на бразильцев прет Митрович, и совсем замолкают при 0:2.

Алекс Огняновик берет себе пиво, часто вставляет «супер», и к Джаке с Шакири относится гуманно — не стал бы ни отстранять их от футбола, ни штрафовать. Но их «орлов» тоже называет провокацией: «По-моему, если ты играешь за Швейцарию, а тем более забиваешь за нее, то и радоваться нужно за эту страну. Ладно бы Шакири и Джака играли за Косово или хотя бы Албанию — я бы понял их жесты. Их чувства я понять могу. Когда ты, албанец, забиваешь сербам — чувства выходят наружу. Ну так и играли бы за Косово!»

Мать Алекса словенка, родился и вырос он в США, сейчас учится в Милуоки и наверняка останется там работать: «Придется. Экономика в США лучше, чем в Сербии, с работой порядок. У меня друг работает в баре и получает сто динаров в час. Меньше одного евро!»

(Sport24)
Sport24

При этом Алекс называет себя только сербом, хотя имеет даже словенский паспорт. Он регулярно гостит в Белграде и переживает то, что сейчас происходит со страной. «Сколько ни бываю в Сербии, раз от раза там ничего не становится лучше. В Москве здания в прекрасном состоянии, все очень красиво. Сербские дома, как правило, развалины».

— Как в США воспринимают Сербию и Россию?
— Американцы понятия не имеют, что это такое. Когда говорю, что я из Сербии, все удивляются: «Из Сибири? Ты русский?»

Когда я собирался на ЧМ, ожидал, что Россия — это просто большая версия Сербии. В США уверены, что русские — грязные, бедные и убогие, живут в ужасных условиях, что у вас просто опасно.

Но это суперпрекрасная страна! Я здесь первый раз и просто в восторге. В Калининград я не ездил, а вот от Казани, Нижнего Новгорода, Ростова — в восторге. И от Москвы, конечно. Метро — вообще одна из самых поразительных штук, которые я видел в жизни. А пешком я вчера прошел по Москве 30 километров — и не увидел и половины всего крутого».

— Чем еще вам нравится Россия?
— Русские невероятно помогли Сербии во время войн — и первой, и второй мировой. Мы маленькая страна, и для нас помощь бесценна.

Это продолжается и сейчас, в мирное время. Путин показывает свою силу и делает Россию мощной державой. За это мы, сербы, и любим Владимира.

***

Сербами называют себя и аккуратная семейная пара в возрасте. Милан и Мица бежали в Австралию 20 лет назад во время войны, как раз когда бомбили Белград. До Москвы они добирались из Сиднея, но и здесь без конца в разъездах: «Из Самары — на день в Ригу, потом в Стокгольм, тоже на день, на два — в Копенгаген, оттуда — в Калининград», — вспоминает маршрут Мица.

(Sport24)
Sport24

В России они гораздо ближе к своей родине, чем в Австралии. «Оглянитесь назад в историю и поймете, как часто Россия оказывалась рядом с Сербией, помогала ей», — предлагает Милан.

— Мы смеялись, когда увидели фото с Джакой и Шакири, — продолжает он. — Это глупый поступок. Здесь на первом плане политика. Америка поддерживает Косово и Албанию. А ФИФА выбирает маленькие страны, по которым удобно бить. Все чаще такой оказывается Сербия.

***

Еще один Александр — юрист из Белграда — выходит со стадиона опустошенным и без эмоций, а пить, похоже, начал задолго до игры. Россия и чувства к ней — единственное, о чем он готов говорить после 0:2.

— Причина любви между сербами и русскими простая — вера. Мы братья, потому что православные. Но дело не только в этом. История, письменность, литература. Достоевский, Маяковский, Толстой — все сербы читали их, росли на их произведениях! Без этого никак.

Александр третий раз в России. Первый был 15 лет назад туристом, зимой: «Минус 37, везде снег и лед — ни до, ни после я такого не видел! С тех пор Москва полностью поменялась. Теперь это настоящая европейская столица. Что-то невероятное! Но и Белград не бедствует. Это центр Балкан! Не Хорватия, не Черногория. До нас им далеко».

Путин, Косово, Джака и Шакири — обо всем этом говорит равнодушно. «Ничего особенного в их праздновании я не увидел. Больше того — респект им. Такие у них были эмоции, это было у них на душе. Не провокация, просто чувства в момент победы. В следующий раз мы выиграем и тоже что-нибудь покажем. Футбол — не более, чем игра».

(Getty Images)
Getty Images

***

Филип с двумя друзьями идут к метро «Спартак» — скорее, пока станция не переполнилась. Они живут в Швейцарии, а поэтому скандал в Калининграде воспринимают специфически: «Понимаем, какой политической была вся эта игра. Кроме политики там ничего и не было. Провокация Джаки и Шакири? Знаете, это как когда кто-то говорит что-то плохое о вашей матери. Не более. Забудьте об этом, пожалуйста. Здесь ничего не поделаешь. Сербы это и не обсуждают».

Тягу к России компания не утратила. Когда Филип говорит, что каждое утро в России они начинают с водки, его приятель вставляет: «Певец из Сербии, Баяга, приезжал в Россию с концертами, ему были рады. Но когда он затосковал по родине, написал песню «Водка ниjа ракия».

— Религия — одна на двоих, культура, язык, флаг — плюс-минус одинаковые. Мы только вчера были Санкт-Петербурге, смотрели матчи в фан-зоне вместе с русскими — и в самом деле ощущали себя братьями. Если у тебя такой флаг, как сейчас на мне — тебя поприветствуют, обнимут, скажут: «Иди сюда, давай сфоткаемся, пожалуйста!» Я приезжал в Москву год назад на каникулы и приеду через год — тут так классно.

(РИА Новости)
РИА Новости

***

Алекс (да, опять Алекс) и Джордж — тоже швейцарские сербы: их родители переехали туда из военной Югославии. Сербское гражданство у них тоже есть, и в Белграде они бывают регулярно. Алекса удивляет, что не все в России в курсе, где находится «Сербия», и уточняют: «Это где-то около Черногории?»

— Россия для Сербии — как старший брат. Всегда рядом, всегда поможет. Мы многим обязаны вам за то, что вы сделали для сербов во время двух войн.

Если вы приедете в Белград и скажете, что вы из России — все местные придут в восторг. Вас тоже будут обнимать, просить о фото. В этом и есть связь между нами, ее сразу чувствуешь. Когда мы говорим о Косове, о Крыме — взгляды сербов и русских совпадают. В Крыме прошел демократический референдум. Крымчане открыто сказали, что их земля — русская. Или когда Сербия блокирует очередной контрпродуктивный шаг со стороны, например, США, [Россия поддерживает это].

Алекс смотрит на швейцарских албанцев совсем не как Филип. «Мигранты из Сербии в Швейцарии — в гораздо менее комфортном, привилегированном положении, чем из Албании. Швейцария давно и последовательно поддерживала албанцев в политическом смысле.

Швейцарские албанцы — а их очень много — они отмечали победу Швейцарии над Сербией так, будто победила сборная Албании. Ни одного швейцарского флага — только красные с черным орлом. В том числе те, которые здесь сочли бы провокативными. Местная полиция ничего с этим не делала — она за албанцев. Как и вся швейцарская пресса.

Да, мигранты в Европе были всегда — это часть истории континента. Да, в Германии проблема мигрантов стоит острее, чем в Швейцарии. Но и у нас все граждане должны быть в равном положении. Вставать на сторону одних и принижать других — то есть сербов — не дело. Если уж ты заявляешь, что ты открыт — давай всем одинаковые возможности. Политики утверждают, что так и есть. Но мы все видим.

Все пытались атаковать Сербию. Сто лет назад — Австро-Венгрия. 75 лет назад — гитлеровская Германия. Мы боролись с Америкой, Францией, Англией. Все повернулись к Сербии спиной, все угнетают ее, но стоят горой за албанцев. Когда русские кричат нам «Сербия — Косово» — это хороший знак для нас. Значит, сербы не одиноки.

С сербами происходило столько всего ужасного — а они остаются жизнерадостными. То же самое касается русских. Да и албанцев, и хорватов, и косовар, всех нас — мы всегда принимаем чужаков как своих».

***

Никольская улица поражала всех две недели назад — сейчас она уже устала от праздника и кутежа, оборудовалась рамками металлодетекторов, пропахла пивом и продолжает им напитываться. Предприимчивые люди торгуют «Бадом» и «Клинским» и пристают к прохожим еще на Лубянке. «Продают по пятьсот рэ. Туристов … [обманывают], — объясняет россиянин сербу, и к ним тут же подходит «бирдилер». — Сколько? А, двести. Ну, вот видишь, можно брать».

Вечером среды здесь доминировали бразильцы, и то не особенно пышно. Голосили для телекамер «Месси, чао», подхватывали «Россия, Россия», а давку создали только у Nikolskaya Plaza. Устроили шествие откуда-то взявшиеся пакистанцы, грустят перуанцы и даже мексиканцы, которые в тот же день проиграли Швеции и угодили в плей-офф как раз на Бразилию.

(Sport24)
Sport24
(Sport24)
Sport24

Сербы тоже здесь — уже совсем мрачные, без единой улыбки. Их утешают россияне: каждому важно обняться, признаться в любви и сфотографироваться. А в ком еще кипит кровь — устроить перекличку «Сербия — Косово» и «руси и срби браћа заувек».

Разговор с сербами на русском ни у кого не клеится — только на английском. «Уи вэри лав ю. Братья мы, — объясняет мужчина в помятой офисной рубашке сербу в атрибутике. — Я родился на Украине. Она нас предала. А вы нет». Серб, кажется, не понимает ни слова, но кивает. «Россия теперь будет играть с Испанией, — не унимается россиянин. — Болейте за нас. Будете болеть?»

(РИА Новости)
РИА Новости

Бразилия без шансов выносит Сербию с чемпионата мира. Братушки едут домой

«Отметим победу Кайпириньей». Неймар — просто король, а Бразилия выиграет ЧМ