Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
БиатлонКубок мира по биатлону
6 октября 2022, Четверг, 12:15

Самая классная биатлонистка России: выступала вместе с папой, Шашилов — топ, на подиум в тапочках

РИА Новости
Виктория Дмитриева
Поделиться
Комментарии
Знакомьтесь с шикарной Анастасией Батмановой.

О 22-летней Анастасии Батмановой стало известно в конце прошлого сезона. Тогда на чемпионате России биатлонистка стала хедлайнером сингл-микста вместе со своим папой. В истории нашего биатлона родственники еще никогда не бегали в этом виде программы. На подиум дуэт Батмановых не попал, зато после этого Анастасию пригласили в основу сборной к Михаилу Шашилову.

Под руководством специалиста Батманова уже успела выиграть первую взрослую награду на Кубке Содружества (вторая в масс-старте), хотя сама ее таковой не считает, потому что в Сочи были не все девчонки с Олимпиады. И Анастасия — такая максималистка во всем. Она верит, что Россия будет соревноваться на международных стартах в новом сезоне, и планирует не просто выступить на Играх-2026, а взять там медаль.

Sport24 Батманова рассказала не только об этом, но и о заботливом Шашилове, трудностях Ирины Казакевич, нелюбви к цветам и предстоящей свадьбе с биатлонистом Василием Томшиным.

РИА Новости

— Многие узнали о тебе после чемпионата России в Тюмени, где вы с папой выступили в сингл-миксте. Такого на наших стартах не было никогда в истории. Ты это событие считаешь отправной точкой, которая привлекла внимание к тебе?

— Еще нет отправной точки, когда бы ко мне стало больше внимания. У меня пока нет каких-то больших титулов, поэтому я не ощущаю к себе повышенный интерес.

— После чемпионата страны ты завершила выступления в юниорском возрасте. Отсюда начались вопросы про то, у кого из тренеров ты хотела бы быть, окажись на централизованной подготовке. Тогда ты не назвала конкретное имя, но упомянула Михаила Шашилова, с которым пересекалась на некоторых сборах. Теперь ты работаешь с ним. Судьба?

— Наверное, больше судьба, чем стечение обстоятельств. (Смеется.) А вообще, нас ведь выбирают тренеры. Он позвонил и предложил. У нас же нет такого, что тебя в обязательном порядке заставляют к кому-то идти. Все по собственному желанию.

— Ты правда не знала, с кем хочешь поработать, или лукавила?

— Я действительно не знала. Для меня все тренеры были открытием, потому что я ни с кем не работала. Я просто очень хотела в команду, потому что у меня никогда не было ни тренеров, ни команды. Я всегда была одна. Мне очень хотелось попасть в сборную. Просто юниорская команда — чуть другой уровень.

Сейчас я понимаю, что попасть в группу к Михаилу Викторовичу было самым лучшим вариантом. Я довольна на сто процентов. Не знаю, что там у других, потому что ни у кого не тренировалась, но своим нынешним положением я очень довольна.

— До Олимпиады, во время и после нее Шашилова многие критиковали. Когда шла к нему, говорила, что был страх. А было ли недоверие из-за всего, что писали в СМИ?

— Мое недоверие было связано не с тем, что про него говорили люди, а с тем, что я не знала, чего ожидать. Я же с ним была не знакома. А мнение фанатов и биатлонных специалистов — возможно, отчасти зависть, возможно, просто их мнение. Как можно судить о человеке, когда ты не был рядом с ним, а сидел на диване у телевизора?

t.me/Biathlonly

— Есть история про Шашилова, которая убедила в том, что он действительно крутой специалист?

— Вы просто не представляете, насколько у него продуман тренировочный план. Мы иногда просто не знаем, что нас ждет сегодня, просыпаясь утром. Можем только после завтрака узнать, что будем делать. Он всегда смотрит на наше состояние. Михаил Викторович может ничего не говорить, но это не мешает ему все держать под контролем. А еще он заботится о нас через поступки. Может привезти какие-то фрукты, молча положить их на стол и уйти. При этом с ним всегда можно поговорить. И это еще я не могу составить полную картину, потому что нахожусь в команде меньше полугода. Но одно знаю точно — он все делает для своей команды. У меня нет поводов говорить про него что-то плохое.

— При всей строгости Шашилова видно, что он еще и большой добряк. Что это за история с огромными шоколадными конфетами, которыми он угощал всех в своей группе?

— Это его небольшие презенты. Он всегда старается нас чем-то радовать. У нас ведь постоянно тренировки, поэтому он такими вот приятностями напоминает нам о том, что мы девочки-девочки. (Улыбается.)

— Когда группа Шашилова формировалась, сразу была оговорка, что команда будет сокращена по итогам летних сборов. Тебе с Тамарой Дербушевой было, кажется, сложнее всего, потому что вас взяли как резервисток. Что в итоге с сокращением?

— Начнем с того, что мы с Тамарой, как мне известно, не были в резерве. Нас почему-то записали в резерв, хотя по очкам и критериям, например, я, проходила в состав. Мы все это время были с командой от и до, поэтому эта пометка была просто пометкой.

Уже не секрет, что в группе нет Ани [Старовойтовой] и Влады [Гавриловой]. Они, по-моему, ушли на подготовку к своим региональным командам, потому что им так комфортнее. Поэтому можно сказать, что команда у нас, наверное, окончательно сформировалась.

— Тренировочная группа Шашилова, по мнению Анастасии Батмановой, называется »Ирина Казакевич и еще 7 биатлонисток». Тебе психологически как, что есть Казакевич и все остальные, имена которых знают единицы любителей биатлона?

— Если брать Иру как лидера, она на голову сильнее нас. Но, если сравнивать ее с нами, ей гораздо сложнее. Ире нужно куда-то стремиться, тянуться, а мы же только смотрим на нее и понимаем, что нам нужно много работать. У нас ведь нет каких-то больших титулов.

Несмотря на то, что команда омолодилась, каждая из нас хороша в чем-то своем. Мы учимся друг у друга чему-то на тренировках.

t.me/russianbiathlon

— Ты не скрываешь, что Казакевич — топ-уровень. Но считать тебя ее фанаткой точно нельзя. Ты называешь своим кумиром Алексея Кобелева (чемпион мира 1996 года в эстафете. — Sport24). Почему восхищает именно он?

— В свое время он был очень сильным биатлонистом. Его спортивное здоровье, потенциал, человеческие качества меня всегда восхищали. Он хороший друг моей семьи, крестный младшего брата, поэтому мы общаемся. Мне близко то, какая он личность в спорте.

— Ты признавалась, что перспективой является новый олимпийский цикл. Медаль Игр — мечта всей жизни, или ты гораздо проще относишься к биатлону?

— Нет, я хочу на Олимпийские игры. (Улыбается.) Хочется быть лучшей, сделать все, чтобы приехать на Игры и чувствовать там себя уверенно и претендовать на медаль.

— Что будет, когда в биатлоне будет достигнута главная цель и появится мысль его оставить?

— Я раньше была убеждена, что никогда в жизни не буду тренером. Но, чем профессиональнее я становлюсь, тем больше мне хочется в будущем поделиться своими знаниями с кем-то. У меня пока есть только сестра, которой я подсказываю, но хочется делиться этим с большим количеством людей. Сейчас не могу этого сделать, но однажды я, надеюсь, стану опытным топом и буду помогать своими знаниями биатлонистам. Конечно, ничего нельзя предугадать, неизвестно, как сложится карьера, но я надеюсь, что все будет хорошо.

***

— Медаль Кубка Содружества в Сочи можно считать первым взрослым успехом?

— Получается, что да. Хотя нет, нельзя. (Смеется.) Медаль нельзя обесценивать, потому что в тот день я провела отличную гонку, но тогда в Сочи не было девчонок с Олимпиады — Светы Мироновой, Кристины Резцовой, Ульяны Нигматуллиной, Жени Павловой. Много кого не было. Поэтому я не могу сказать, что точно взяла бы медаль, беги они ту гонку. Когда я их обыграю, тогда скажу, что у меня есть первая заслуженная медаль по взрослым.

РИА Новости

— Ты обещала быть на подиуме в халате и тапочках, но в трансляции все видели тебя только в тапочках. Когда ждать необычный лук целиком?

— Для этого мне нужно набраться такой же уверенности, как у Дани Серохвостова. (Смеется.)

Я вообще погорячилась с тапочками и халатом, но, думаю, главное, чтобы Михаил Викторович не увидел. Иначе мне так попадет! Воплотить это обещание в жизнь — не вопрос. Но тренер, мне кажется, не оценит. Я еще подумаю о том, делать так или нет.

— Ты вместе с коллегами по юниорской сборной прекрасно знаешь, что такое, когда тебя выгоняют с международных стартов. История с чемпионата мира — до сих пор боль, или были в карьере вещи и хуже?

— Наверное, это пока самое неприятное, что случалось. В день эстафет, который нам запретили бежать, мы пошли их смотреть. И мы с девочками понимали, что могли бы взять медаль, при любых обстоятельствах попали на подиум. Отставание между вторым и третьим местом было больше двух минут, а это железно можно уходить на три штрафных круга. Мы теперь не узнаем, как было бы, участвуй наша команда в эстафете, но я думаю, что не допустили бы такого. Очень расстроились тогда. Редко бывает, чтобы на чемпионате мира соперницы делали такие глупые ошибки и давали такие возможности.

— Как живется с тем, что в ближайшее время на международных стартах никто из россиян не появится?

— Не знаю, почему, но я убеждена, что в этом сезоне мы можем поехать на международные старты. Может быть, я еще до конца не поверила, что мы никуда не едем. Но я отношусь к этому абсолютно нормально. Мне без разницы, где бегать, потому что пока хватает конкуренции и дома. Тем более Михаил Викторович говорит: «Ваш старт будет через четыре года. Готовьтесь к нему. Любой старт до — просто опыт».

— Сейчас не так много видов спорта, где россияне могут выступать за границей. Один из них — теннис. Ты занималась этим видом спорта. Не пора ли вспомнить азы на всякий случай?

— Нет, у меня в биатлоне еще очень много дел. Я бы хотела уделять больше времени только ему. За четыре года нужно многое успеть.

Личный архив А. Батмановой

— «Теннис — для души, а биатлон — для спокойствия» — твоя цитата. Объясните.

— Время от времени у меня получается выбираться на корт, чтобы поиграть. Это дает возможность переключиться в дни отдыха.

— Топ в теннисе прямо сейчас?

— Нет, я вообще не слежу. Я никогда сильно не углублялась в теннис, потому что занималась совсем мало. Думаю, где-то год совмещала с биатлонными тренировками.

— А в биатлоне?

— Йоханнес Бе, Кентен Фийон-Майе, наверное. Я вообще больше восхищаюсь ребятами, которые бегают у нас на Кубке Содружества. Наблюдаю за ними, как они справляются с теми или иными ситуациями во время гонок, когда потом пересматриваю трансляции. Мне это ближе, чем удивляться, кто там и как бегает на Кубке мира.

Ира [Казакевич] рассказывала, что там высокий уровень, но я этого особо не понимаю. Я не была на Кубке мира, никого не видела, поэтому сказать про лидеров мирового биатлона нечего.

***

— Ты теперь обручена (жених Батмановой — чемпион мира среди юниоров Василий Томшин. — Sport24). Как живется в статусе невесты?

— Очень ответственно, очень обременяет. (Смеется.) Если серьезно, мне просто стало спокойнее. Теперь не надо ни с кем обсуждать, когда это случится, случится ли вообще. Я просто выдохнула.

Личный архив В. Томшина

— Ты получила предложение руки и сердца на стадионе в Сочи и была к этому совсем не готова. Как в девичьих мечтах представляли себе этот момент?

— Это должно было быть неожиданно, чтобы потом можно было рассказывать детям, но нет. (Смеется.) У нас все было спокойно. Это же Вася. Я у него потом спросила: «Почему так? У тебя же все хорошо с фантазией». Он говорит: «Если бы я сделал что-то грандиозное, ты потом спрашивала, почему грандиозно, а не очень грандиозно». Нет предела совершенству, в общем. Всегда можно сделать лучше.

— Всегда хотела замуж?

— У меня вот родители поженились рано, я у них тоже рано появилась. Мне из-за этого тоже хотелось. У нас с Васей долгие отношения. Думаю, это влияло на мое желание. У Васи же родители, наоборот, создали семью в более осознанном возрасте. Тут у нас несостыковка произошла, потому что для него нормально во взрослом возрасте жениться, а мне в мои года казалось, что уже пора. Но это вопрос стереотипов.

— С Томшиным вы познакомились в 2018 году на чемпионате мира в Эстонии, но потом долгое время не общались. В какой момент ваши с ним взаимоотношения возобновились и переросли в любовь?

— Мы начали общаться на сборе в Санкт-Петербурге перед чемпионатом мира в Эстонии. Потом разъехались, потому что возраста разные. Мы продолжали общаться по телефону, но я не считала это отношениями. У нас ничего не развивалось. Переписки были чем-то непонятным. Когда мы встретились, обо всем поговорили, разобрались в наших отношениях, а потом мы стали парой.

— Ты не любишь, когда дарят цветы и игрушки. В биатлоне, если оказываешься в призах, от этого никуда не деться. Как приходится выкручиваться жениху, чтобы тебя порадовать?

— Это ужасно, очень ужасно. Я вот даже перед днем рождения всегда иду к папе и прошу не дарить мне цветы. Для меня самое главное — слова. Мне очень хочется, чтобы говорили все, что на душе. Это важно.

Если возвращаться к предложению, мне было важно услышать от Васи какие-то приятные слова. Это потом я уже начала спрашивать, почему именно Сочи, как он готовился.

Мне жалко цветы. Они дорогие, стоят и вянут. У меня какие-то ассоциации нехорошие. На соревнованиях проще, потому что цветы можно подарить тому, кто тебе из болельщиков приглянулся. Мы всегда так делаем.

Игрушки я отдаю младшему брату, да и у них есть плюс в том, что они вечные. На Кубке Содружества дарят лимитированные игрушки, поэтому мы хотим их все собрать. За первый этап у меня набралось три енота, поэтому я поделилась с девчонками, которые их не получили. В Белоруссии я не была в призах, но белочку мне подарили.

Цветы же лучше дарить шоколадные. Вася шоколадками и выкручивается.

Личный архив А. Батмановой

— Есть довольно распространенный стереотип о том, что счастье любит тишину. Вы не скрываете свои отношения. Объясни для неверующих, почему рассказы о любви двух людей и фотографии в сети не могут повлиять на настоящую любовь?

— У меня был такой период, когда я не знала, будем ли мы вместе, не будем, как у нас и что. Но это от неуверенности. Потом я поняла, что вся моя скрытность, когда я со своим молодым человеком, очень сильно ограничивает. Вася — 50 процентов моей жизни. Все знали о нас. Мне оставалось только поделиться этим с болельщиками. Когда я рассказала о нас, ярлык снялся. И на наши отношения это никак не влияет.

— Когда свадьба?

— Все биатлонисты традиционно играют свадьбы весной. Мы не будем исключением, потому что спланировать свадьбу летом — нереально. Скорее всего, поженимся в апреле.

Подготовка уже началась. Мы хотим уйти от классической свадьбы, где все сидят за столами, а тамада развлекает конкурсами. У нас будет фуршет для гостей. Нам важно сделать классный день для себя и гостей, чтобы все могли друг с другом пообщаться.

Я, кстати, хотела отказаться от торжества, но потом поняла, что пожалею, буду думать, как оно могло быть. Не хотелось тратить на это энергию, поэтому просто сыграем свадьбу, чтобы на душе было спокойно.

«Это победа» — телеграм-канал Виктории Дмитриевой. Там еще больше крутого спорта!

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене