Редакция
Sport24

«Поддерживаю Серену Уильямс, к женщинам такое отношение — типа домохозяйки». Интервью Динары Сафиной

Теннис
31 мая 2019, Пятница, 10:10
Getty Images

Экс-первая ракетка мира Динара Сафина стала гостем передачи «24 вопроса» на Sport24 и рассказала о своем грандиозном прошлом, отношении к откровенным фотосессиям и защитила Серену Уильямс.

— Вы 26 недель возглавляли рейтинг WTA, вообще, каково это — быть первой?
— В первую очередь, это давление, которое ты испытываешь, став первой ракеткой мира и не ожидая этого. Во-первых, все сразу ожидают, что ты должен победить и ты не имеешь права на поражение. Во-вторых, игроки, которые знают, что им нечего терять, настраиваются на тебя так, как будто это их последний матч в жизни — и ты отдуваешься. У самой еще мандраж, как бы не проиграть.

— Давление — со стороны соперников, журналистов или болельщиков?
— Скорее всего, это давление от самой себя. Ведь тоже хочется выиграть. Давит ответственность перед самой собой.

— Вспомните самый тупой вопрос, который вам задавал журналист на пресс-конференции.
— Ой, таких не было. Мне кажется, в повседневной жизни тупых вопросов задают больше.

— Например?
— Например: «Вы тоже играли в теннис?» Этот вопрос меня всегда вводит в ступор — даже не знаю, как на него реагировать.

— А вообще любите давать интервью?
— Да, положительно к этому отношусь.

— В каком городе мира тяжелее всего играть?
— Именно в городе? Мне сложно сказать. У меня в один год, в 2008-м, очень хорошо пошла азиатская серия, но на самом деле, мне и до и после этого очень тяжело было играть в Азии, некомфортно было там.

— А легче играть при своих трибунах или за рубежом, где чужие люди, иностранцы, которых ты видишь в первый и последний раз?
— При своих — это ответственность. Надо выиграть, хочется показать свою лучшую игру. И в итоге как всегда показываю худшую игру, и зажимает по-страшному. Я очень любила играть в Париже, там зрители приходят получить кайф, ты никогда не услышишь выкрики «Давай, соберись», как это у нас любят.

Я ходила недавно на баскетбол и, к сожалению, у нас публика не может раскрепоститься. Им говорят: «Давайте пустим волну». А они сидят такие: «Мы, что, должны руки поднять?» Ты пришел на шоу — ну сядь, расслабься. Мы смотрели матч звезд и слышали от болельщика: «Почему он так играет? Что он там не двигается?» Если ты такой умный, что сидишь? Ты в своей жизни сделал хоть что-нибудь тяжелее, чем ручку поднять? Ну, или промолчи, тоже за умного сойдешь.

— Против каких соперниц вы испытывали мандраж?
— Против любой, мне кажется, у меня мандраж. Постоянно. На самом деле, чувство мандража — это нормально. Я считаю, что мы живые люди, нам хочется победить, и мы себя настраиваем сами.

— С кем из своих бывших соперниц вы поддерживаете связь?
— Я очень хорошо общаюсь с Верой Душевиной. Мы с ней достаточно хорошо дружим, а из иностранок со всеми общаемся, но не так близко. С Верой мы, наверное, ближе всего.

— То есть с Сереной Уильямс вы не общаетесь, в инстаграме не обмениваетесь сообщениями?
— Нет, такого у нас нет, ха-ха.

— В инстаграме видел у вас фотографию со Стивеном Сигалом. Что это было, расскажете?
— Это было совершенно случайно. Мы сидели, разговаривали с Шамилем Анвяровичем Тарпищевым, и он был в кафе. Мы с ним сфотографировались, было очень неожиданно, очень приятно. Он такой здоровый, я даже не ожидала!

— Известно, что для вас кино — одна из самых основных форм досуга. Какие фильмы мне посоветуете? Что из последнего понравилось?
— Да я не так уж часто бегаю в кино. Сейчас больше книжки читаю. Последнее, что я смотрела — «Громкая связь». Нашумевший фильм, мне понравился. Житейский.

— А книжки какие читаете?
— Люблю психологию, понравилась книга Лобковского «Хочу и буду», очень интересная. Мне любопытны такие книги и то, как все это можно применить в жизни.

— О каком периоде вашей карьеры вы бы сняли фильм?
— Наверное, это 2008-й год. Он был действительно незабываемый: так все быстро поменялось в один момент, и карьера стала совсем по-другому складываться.

— И, наверное, Олимпиада?
— Нет, кстати говоря. Я бы назвала турниры в Берлине — там круто было, когда я обыграла Серену, Жюстин Энен. Период по-своему прекрасный.

— В женском теннисе и в мировом теннисе вообще есть сексизм?
— В каком плане?

— Скандал Серены Уильямс с арбитром Карлосом Рамосом и все эти разговоры вокруг гонораров, премиальных.
— Я в каком-то плане поддерживаю Серену. И, действительно, это очень ощущается в России. К женщинам такое отношение — типа домохозяйки. И в чем-то я согласна с Сереной: мы тоже женщины, мы имеем право на свой взгляд, свой голос. С другой стороны, мне иногда кажется, что некоторые перебарщивают. Мне кажется, что должен быть какой-то баланс между уважением к женщине и заявлениями, что женщина уже становится чуть ли не сильнее мужчины.

— Кто прав и кто виноват в ситуации с Рамосом и Сереной?
— Я не смотрела этот момент. Насколько я знаю, Карлос — достаточно опытный судья и вместе с тем жесткий. Он не будет с тобой церемониться. Он очень много раз судил матчи с моим участием, и я к нему всегда относилась с уважением. Когда я пыталась с ним спорить, то всегда проигрывала, поэтому вообще перестала с ним пререкаться. Понятное дело, что это был финал. Там были эмоции, усталость и желание победить, но что поделаешь. Поэтому она сняла такой ролик: женщины, когда плачут, истерят.

— А то, что у мужчин премиальные и гонорары больше, чем у женщин, не смущает?
— Знаете, сейчас меня послушают и скажут, что я не защищаю женщин. Нет, я их защищаю, но у мужчин иногда бывает матчи по пять сетов, а мы играем из трех сетов. Если бы у нас было бы все как у мужчин, тогда бы я действительно была согласна. Но у нас все-таки не совсем одинаковые правила.

— Тут уже другой вопрос. Могли бы девушки постоянно играть пятисетовые матчи?
— Нет, это нереально. Я помню, одно время у нас был «Мастерс», на котором мы играли финал из пяти сетов. Это было непросто, но это был только финал.

— Теннис в России утрачивает популярность, которая была у него в нулевые годы. На каком месте этот вид спорта сейчас?
— Сейчас, по-моему, он по-прежнему на третьем месте. Просто, действительно, акцент сейчас на другом. Когда был Борис Николаевич Ельцин, было по-другому. И, конечно, наше руководство, наверное, больше любит хоккей.

— Теннис на третьем месте после футбола и хоккея — или хоккея и футбола?
— Мне кажется, они равноправны. Впрочем, футбол, скорее всего, на первом месте.

— Вы часто ходите на стадионы?
— Не очень, раньше я ходила почаще. Сейчас не так часто, но могу сходить, хотя и не фанатею.

— Как вам атмосфера на «Открытие-Арене» в плане футбольного боления?
— Сама арена очень крутая. Но я сидела в VIP-ложе, и там немного другая атмосфера, так что мне сложно сказать. Если бы я сидела с фанатами, то, наверное, была бы другая атмосфера и мнение мое было бы другим.

— Как вы отмечали чемпионство «Спартака» в 2016 году?
— Никак. Я не отмечаю. Да и в последнее время не особо слежу. В последний раз я ходила на матч в прошлом году и уже тогда была очень далека от футбола. Раньше я больше следила за играми, когда проводила много времени в Испании. Вообще за «Спартак» болею, но это, скорее, исторический факт, так как раньше играла в теннис на «Спартаке».

— Что вы готовы сделать, если «Спартак» станет чемпионом России снова? Самая горячая хоккейная ведущая Юлия Ушакова, например, ответила, что станцует под песню Скриптонита «Ламбада» на клубном автобусе, если «Спартак» выиграет Кубок Гагарина.
— Нет, я ничего не готова сделать, ха-ха! Я не настолько большой фанат, видимо.

— Как относитесь к откровенным фотосессиям?
— Двоякое мнение. Смотря насколько откровенная, все зависит от твоего статуса — незамужем или замужем, встречаешься или не встречаешься с кем-то. Если ты свободный человек, тогда, конечно, можешь себе больше позволить, но в какой-то момент будешь встречаться или выйдешь замужем — будет не особо приятно. Если хочется, сделай и храни это в личном архиве. Но не напоказ, я не очень люблю это. Я считаю, что должна быть какая-то интимность, это уже намного более личное.

— Вы сегодня приехали на машине или на метро?
— На такси.

— В метро часто спускаетесь?
— Каждый день.

— Народ узнает?
— Нет. Ну, один раз мальчик один узнал, а так — нет.

— Когда вы играли в теннис, были первой ракеткой мира, у вас была звездная болезнь?
— Да нет, я всегда старалась быть приземленной. У нас звездная болезнь в теннисе быстро лечится: пара проваленных первых кругов — и ты забыл, что ты звезда.

— Что слушаете?
— В последнее время нашу музыку. Причем я раньше относилась к ней очень спокойно, но тут мне показали наших исполнителей, и я резко изменила свое мнение и слушаю с большим удовольствием. Ту же Любу Успенскую, Лолиту — у нее очень хорошие песни есть. Максим Фадеев мне очень нравится, Наргиз тоже. Вообще люблю душевные песни.

— Какой город посоветовали бы для отдыха? Нью-Йорк? Валенсия?
— В Нью-Йорке я жила год и не могу сказать, что это город для отдыха, где ты будешь кайфовать и валяться на пляже. Это, скорее, такой отдых, где город тебя наполнит энергией и вдохновит. А чтобы валяться, отдыхать — то это Тайланд, Бали, хотя я там не была. В Валенсии тоже жила. Но лично мне было бы странно говорить, что в Валенсию надо ехать отдыхать.

— Вы себя ощущаете больше россиянкой или европейкой?
— Скорее, россиянкой, раз я не поменяла свой паспорт. Хотя и живу большую часть времени в Европе, я больше наша. Я очень скучаю по России, по Москве.

— А что есть там, чего нет здесь?
— Люди другие. Мне с ними полегче. Скорее всего, мне нравится атмосфера. Мне не всегда комфортно с нашими людьми, потому что я их вижу немного депрессивными и негативными, очень агрессивными. Мы всегда готовы верить во что угодно, как угодно, лишь бы не брать ответственность на себя.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Поделиться
0