Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Этот сезон — важнейший для Медведевой и Орсера. У них больше нет права на ошибку

И времени на эксперименты — тоже.

Другое
10 сентября 2019, Вторник, 08:55
Александр Мысякин, Sport24

Год назад в московском «Мегаспорте» было много нервов и слез. Алина Загитова, Этери Тутберидзе и Евгения Медведева впервые пересеклись на одном льду после очень сложного расставания. Алина срывала любимые прыжки. Женя забывала, из чего состоит ее произвольная программа, и не очень умело импровизировала. Этери демонстративно уходила от бортика во время проката бывшей ученицы.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Теперь драма тщательно скрыта от посторонних глаз. При этом все понимают: сюжет стал еще богаче и сложнее. Выходные в Лужниках показали: Тутберидзе и ее команда хорошо готовы к такому развитию событий, Медведева и Орсер — снова нет.

После короткой программы у Жени — минус тройной тулуп. В произвольной не получились оба акселя (двойных) — один превратился в бабочку, второй обернулся падением — и приземление на флипе.

«В общем и целом, поддержка была колоссальная. Я видела, как люди переживали, как отреагировали на мою программу. Надеюсь, что им понравилось. Обещаю, что в следующий раз все будет выглядеть лучше. Знаю, над чем работать. В том числе и над физической подготовкой. Да и накатывать программу надо больше. Просто буду работать. Я не тот человек, который дает себе поблажки и ищет оправдания срывам. И вчерашний срыв, и сегодняшний — ошибки, знаю, во мне. Слава богу, я понимаю, почему и из-за чего это происходит и как это устранить».

Новая порция обещаний от двукратной чемпионки мира.

Соперницы

Противостояние Медведевой и Загитовой, кажется, окончательно утратило свою актуальность. Алина больше не выглядит как человек, которому нужно оправдываться за свою олимпийскую победу. А ближайший сезон планирует провести, катаясь в свое удовольствие. Один из главных выводов по итогам выступления в Лужниках.

Борьба с Тутберидзе для Медведевой теперь — это борьба с Косторной, Трусовой и Щербаковой. Но силы неравны. С одной стороны — не очень убедительные разговоры про четверной сальхов, традиционные ошибки на двойном акселе и периодические проблемы с другими, даже более простыми прыжками. С другой — квады, как у Трусовой и Щербаковой, или безупречное катание, как у Косторной. Разница в технике настолько велика, что даже с ошибками девочки из нового поколения Тутберидзе способны получать более высокие баллы.

Программы

Отличительная черта Жениных программ периода Тутберидзе — богатая хореография и сложные связки между элементами. С переездом в Канаду их стало заметно меньше. Отсюда более низкие компоненты. В прошлом сезоне в каждой программе вторая оценка Медведевой оказалась в среднем на два балла ниже (с учетом перехода на новую систему судейства).

Попадания в образы тоже не случилось. Хуже всего вышло с джазом, который Медведева и Орсер изначально выбрали для короткой программы. Женя пыталась заигрывать со зрителями и судьями, но эти попытки выглядели слишком натужно. От постановки пришлось отказаться и вернуться к привычной лирике. «Тоска» Пуччини вполне могла случиться с Медведевой и во время работы в «Хрустальном».

В этом сезоне за постановки отвечали Илья Авербух и Ше Линн Бурн.

Авербух сработал в привычной манере — много философии и томных взглядов. Но если раньше все это щедро разбавляли сложной хореографией и оригинальными заходами на прыжки, то сейчас большую часть времени Женя катается на двух ногах от борта к борту.

«Идея, заложенная в этой программе — это спортсмен и его звезда. Женя смотрит на свою звезду в небе, провожает ее взглядом, и она идет за ней — за своей звездой, мечтой, ангелом-хранителем, который есть у каждого из нас. Конечно, программа начинает блестеть, когда она выполняется безукоризненно, но ошибка на каскаде выбивает», — объяснил замысел хореограф.

От произвольной ждали смелых экспериментов — имя хореографа обязывает. Но по сути, получилось все то же самое, что и в короткой. Не самый удачный макет программы. Отдельный вопрос — к расстановке элементов. В том варианте, который Медведева показывала в Лужниках, неясные ребра на лутце не рассмотрели только самые яростные болельщики.

Адаптация

В прошлом году Жене часто помогали. Во время контрольных прокатов разрешили не разминаться в общей зоне и организовали отдельный выход на лед. Отбор на чемпионат мира, по сути, тоже проходил по индивидуальной программе. Логика помощников отчасти понятна — Медведевой нужно было адаптироваться к новой спортивной реальности, желательно без лишних волнений.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Работая с Тутберидзе, Женя мечтала о свободе. Брайан дал эту свободу, но, кажется, совсем не научил ею распоряжаться. Просто не мог научить. В его системе нет и никогда не было таких уроков. А его чемпионы — Юдзуру Ханю, Хавьер Фернандес и даже Ю На Ким — с самого детства знали, что такое самостоятельная работа.

Не путать с самодеятельностью, которая получается у Медведевой, когда она берется за постановку программ. И в этом случае вопросы к качеству возникают даже у Татьяны Тарасовой, которая почти всегда смотрит на Женю влюбленными глазами.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

После первых неудач прошлого сезона Орсер много рассуждал про два с половиной года, которые потребуются им с Женей, чтобы лучше понимать друг друга. Прошло почти полтора, и ощущение, что Орсер и Медведева совсем не подходят друг другу, только усиливается.

Рассчитывать на помощь со стороны в этом сезоне вряд ли получится. Все выходы на лед теперь на общих основаниях (в Лужниках было так). Выбор между медалью и человеком в российском спорте почти всегда очевиден. И в ситуации, когда результат нужен здесь и сейчас, никто не станет слушать длинные рассуждения про адаптацию и притирку.

Кто твоя любимая фигуристка?
Болей за свою любимую фигуристку в новой квартире! Оформи ипотеку от 7,49%!

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене