Другое
20 августа 2019, вторник, 12:15

Тренировалась у Тарасовой, выиграла для Канады 1-е золото ЧМ в танцах. Кто меняет стиль Медведевой

Sport24 — о хореографе Ше-Линн Бурн. С ней мечтают работать все топовые фигуристы.

Татьяна Тарасова и Николай Морозов

Ше-Линн Бурн узнала, что такое фигурное катание, когда ей исполнилось 7 лет, совсем поздно по современным меркам. И практически сразу перешла из одиночниц в пары. Ее первым партнером был Эндрю Бертлефф.

Но подкрутки и выбросы не захватили фигуристку, а расставаться с катком уже не хотелось. Тогда она решила попробовать танцы на льду. Компанию ей составил Виктор Краатц. Тренировать пару взялся Уши Хеслер. За 5 лет совместной работы они выиграли три чемпионата Канады, золото и бронзу на престижном Skate Canada International (с 1995 года входит в серию Гран-при), были четвертыми на чемпионате мира и десятыми на Олимпийских играх.

В какой-то момент Ше-Линн и Виктору показалось, что они больше не смогут прогрессировать в привычной среде. На поиски нового стиля фигуристы отправились в Лейк-Плэсид, где уже несколько лет работала Наталья Дубова. Именно она тренировала Марину Климову и Сергея Пономаренко, Майю Усову и Александра Жулина, Оксану Грищук и Евгения Платова. Все они в разные годы считались безусловными лидерами в мировых танцах на льду.

Работая с Дубовой, Бурн и Краатц заметно улучшили свои достижения. Четыре бронзы на чемпионатах мира, золото на чемпионате Четырех континентов, золото и серебро в Финале Гран-при — неполный список их достижений за 6 лет. А «Ирландский танец», который они исполняли в олимпийском сезоне и непосредственно на Играх в Нагано, до сих пор считается одним из лучших в современной истории танцев.

При этом именно в Нагано между спортсменами и тренером появились первые творческие разногласия, которые в итоге обернулись разрывом. У Дубовой была своя версия случившегося:

«Мы приехали в Нагано. И я вижу, что на разминке рядом с моей Ше-Линн разминается ассистент тренера, которая жила, забирая чужих спортсменов. И мало того, что он забрал, он еще и женился на ней, сразу с ней разошелся, испортил ей жизнь, так она и не стала олимпийской чемпионкой».

Речь — про Николая Морозова, который на тот момент помогал Татьяне Тарасовой. Ше-Линн и Виктор перешли к ним в 2000 году. Поженились Бурн и Морозов только в 2005-м. К тому моменту фигуристка уже завершила любительскую карьеру и выступала в различных шоу.

Скандал в Солт-Лейк-Сити и одиночное катание

Бурн, Краатц, Тарасова и Морозов оставались одной командой три года. И очень уверенно шли к главной цели — Олимпийским играм в Солт-Лейк-Сити. После победы в финале Гран-при всего за пару месяцев до начала Игр Ше-Линн и Виктор вполне справедливо считались одними из фаворитов. Но выступление на Олимпиаде получилось драматичным. Буквально на последних секундах произвольного танца Виктор уронил партнершу. Это перечеркнуло все шансы на любую олимпийскую награду. Бурн и Краатц заняли четвертое место, но чуть не лишились и его.

Литовские танцоры Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас решили опротестовать результаты соревнований. Их не устроило, что канадцы, допустившие серьезные ошибки, оказались выше (Рита и Повилас откатали свою программу чисто).

К тому моменту в Солт-Лейке уже успели вручить два комплекта золотых медалей спортивным парам — Елене Бережной с Антоном Сихарулидзе и Жами Сале с Давидом Пеллетье. Но протест литовской пары все же отклонили.

Олимпийскими чемпионами в танцах на льду тогда стали Марина Анисина и Гвендаль Пейзера. Интересно, что Марина предлагала Виктору встать в пару за 10 лет до этих Игр, но он не ответил на ее письмо. И еще одна деталь: на протяжении всего сезона будущих чемпионов консультировала Наталья Дубова.

Главный успех в карьере Ше-Линн и Виктора случился через год — на чемпионате мира в Вашингтоне. Они выиграли золото, первое в истории канадских танцев на льду. А потом Краатц неожиданно для всех объявил, что решил завершить спортивную карьеру.

«Все довольны, кругом эйфория. И вдруг Виктор заявляет, что он устал и завязывает со спортом. Ше-Линн была в трансе, это стало настоящим ударом для нее, — вспоминал Николай Морозов в одном из интервью. — Что ей делать одной? Как быть? Кроме всего прочего вдвоем в ранге чемпионов мира они могли заработать уйму денег в коммерческих ледовых шоу.

Нового партнера Ше-Линн так и не нашла и стала кататься одна. Я предложил знакомому продюсеру взять ее в свое шоу. Он сначала отказывался, тогда я сказал: «Если ты посчитаешь, что зря платишь Ше-Линн деньги, я тебе верну весь ее гонорар. Только ей ничего об этом не говори». Я поставил Ше-Линн такую программу, от которой все были в восторге».

В итоге Ше-Линн несколько лет выступала сольно в различных шоу. И только один раз сделала исключение и встала в пару. Расположения добился четырехкратный чемпион мира Курт Браунинг.

Юдзуру Ханю и Евгения Медведева

Хореографический талант Ше-Линн проявился еще во время соревнований. Она всегда очень активно участвовала в выборе музыки для собственных программ, до мельчайших подробностей продумывала собственный образ, но главное — придумала сразу несколько очень оригинальных поддержек и связок. Так, фирменный гидроблейд — спираль с укладыванием корпуса максимально близко ко льду — потом еще не раз появлялся в программах Юдзуру Ханю.

Двукратный олимпийский чемпион — постоянный клиент Ше-Линн. А созданная для него программа «Сеймея» (по мотивам фильма «Колдун») — пожалуй, лучшая и самая характерная работа Бурн. Удивительное сочетание классических движений из европейского балета и японской культурной традиции.

Если вы хотите понять, что значит расхожее «музыка помогает фигуристу», просто пересмотрите эту программу, особенно — дорожки шагов. Звук буквально обретает реальное воплощение в ритме и графике движений.

Во время подготовки этой программы Бурн перебрала 33 варианта музыки. И требовала, чтобы Ханю живо представлял каждый фрагмент будущей постановки: «Когда зло надвигается и облака сгущаются, ты должен показать страх и смятение. Затем звучат барабаны, и начинается дорожка шагов».

Для Ханю, который вплоть до сезона-2013/14 работал с Дэвидом Уилсоном, основным хореографом группы Орсера, подход Ше-Линн оказался революцией, с одной стороны. И настоящим спасением, с другой.

Что покажут Медведева, Туктамышева и другие русские одиночники. Главные премьеры нового сезона

У Евгении Медведевой работа с Уилсоном не задалась практически сразу. Так, короткую программу пришлось менять, а в произвольную периодически вносили изменения прямо по ходу сезона. Не самое очевидное решение для фигуристки, которая полностью изменила свою жизнь и получила на адаптацию всего пару месяцев.

Поездка к Бурн должна помочь.

«Ше-Линн очень чуткая и тонко чувствует каждого фигуриста, — рассказывает Елена Радионова, которая тоже успела поработать с канадским хореографом. — Знаю это по себе. Я приезжала к Ше-Линн в Торонто на неделю. Мы вместе слушали музыку, выбирали отдельные фрагменты, пробовали на льду разные шаги, много катались, чтобы понять, почувствовать, что подходит именно мне.

Работать с Ше-Линн — настоящее удовольствие. Она очень помогает в процессе постановки — разбирает буквально каждое движение до мелочей, как бы примеряя программу на себя. Постоянно спрашивает, удобно ли будет исполнять тот или иной элемент».

При этом каждый фигурист, попадая к Бурн, меняется до неузнаваемости. Новый стиль и образ — важный бонус поездок в Торонто. По тем отрывкам, которые уже попали в сеть, понятно, что Медведева и ее «Мемуары гейши» не исключение.

А еще Ше-Линн почти всегда удается наладить отличный контакт со спортсменами, которые обращаются к ней за помощью. Иногда, как в случае с Женей, подключается еще и ее сын Каи. Совместные уроки рисования — лучшее доказательство того, насколько комфортно было Медведевой в Торонто.

Кроме Медведевой, Ханю и Радионовой, обаяние Ше-Линн успели оценить Елизавета Туктамышева, Нэтан Чен, Сема Уно, Рика Кихира, Каори Сакамото. И это только за последнюю пару лет.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

© ООО «8 Ньюс», 2015–2018