Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Мишин против Тутберидзе: кто лучший русский тренер прямо сейчас

На чемпионате мира — дополнительная интрига.

Другое
19 марта 2019, Вторник, 21:45
Андрей Аносов и Александр Мысякин, Sport24

Как работает Мишин

За неделю до старта чемпионата мира во дворце спорта «Юбилейный» громко и красочно поздравляли Алексея Мишина. Именно там 50 лет назад началась его тренерская карьера. Рядом, как и в далеком 1969-м, была Тамара Москвина. Вместе они выигрывали чемпионат СССР и привозили серебро с чемпионата мира. Решение о том, что любительскую карьеру пора заканчивать, тоже принимали вместе. Москвина продолжила жить соревнованиями спортивных пар. Но уже в качестве тренера. Мишин переключился на одиночное катание. Среди их учеников — 11 олимпийских чемпионов.

(РИА Новости)
РИА Новости

Уникальность тренерского подхода Мишина в том, что он почти никогда не берет к себе в группу готовых спортсменов (чуть ли не единственное исключение — стажировка Каролины Костнер). Максимальный возраст попадания к Мишину — 9-10 лет. В это время фигуристы еще не перегружены опытом, но уже готовы к сложной технической работе.

Мишин даже не скрывает: в его системе ценностей именно техника на первом месте. «Одиночное катание двигают вперед не изящные переходы между элементами, а усложняющиеся год за годом прыжки и каскады».

Инженер по образованию, он с самого начала пытался примирить спорт и науку, внимательно изучая законы движения вращающихся тел. В результате появилась целая система подготовки фигуристов, аналогов которой нет в мире. На ее базе изобретатель Виктор Шапиро создал сразу несколько специальных тренажеров. Самый известный из них — для работы с вестибулярным аппаратом.

По виду — просто вращающаяся платформа. На деле — устройство, которое раскручивает фигуристов в разных положениях. В итоге спортсмен как бы спрыгивает на лед, отрабатывая приземление и выезд после исполнения сложного элемента.

Первыми про изобретения Мишина узнали русские одиночники, в том числе Евгений Плющенко. Влияние его методики в разное время (и в разной степени) испытали на себе сразу три олимпийских чемпиона: кроме Евгения Плющенко — Алексей Урманов и Алексей Ягудин. Все это сделало Мишина главным человеком в мужском одиночном катании середины 90-х — начала 2000-х.

(РИА Новости)
РИА Новости

Девочкам попасть в группу Мишина было сложнее. Все изменил рядовой турнир в Белгороде, на который приехала из Глазова Елизавета Туктамышева.

«Не знаю, что такого увидел во мне Алексей Николаевич, — вспоминает Лиза свое первое знакомство с будущим тренером. — Я была корявая, жутко неуклюжая, у меня была другая техника исполнения элементов, техника скольжения. Прыгала с большой амплитудой и совсем не группировалась. Я же самоучка. Когда исполняла элементы, ориентировалась только на свои ощущения, не было никакой четко выстроенной методики, как у спортсменов из группы Алексея Николаевича. Первые полгода после знакомства ушли на то, чтобы приучить свое тело и сознание к тому, что надо группироваться плотно, правильно».

Через два года Лиза освоила все тройные прыжки, в том числе сложнейший аксель. Мишин помог ей добиться больших результатов, включая золото чемпионата мира, она ему — заработать дополнительный авторитет еще и в женском одиночном катании.

Прямо сейчас ученицы Мишина — одни из самых техничных (Елизавета Туктамышева) и самых стабильных (Софья Самодурова) в мире.

Чем отвечает Тутберидзе

Про Этери Тутберидзе и ее учениц (реже — учеников) тоже вспоминают, когда речь заходит о технической сложности программ. Четверные Трусовой и Щербаковой — революция или, как любит говорить Татьяна Тарасова, «шаг в открытый космос». Они у всех на виду.
При этом среди нововведений Тутберидзе и ее команды есть такие, которые меняют современное фигурное катание ничуть не меньше, но не вызывают резонанса. Главное — акцент не только на прыжках, но и на связках между ними. Самый показательный пример в этом смысле — олимпийская произвольная программа Алины Загитовой.

«Когда занимаемся постановками программ для Алины, есть четкая задача — разложить каждый прыжковый элемент в музыкальный акцент, — объясняет Даниил Глейхенгауз. — Не самая простая задача. Чтобы все получалось, спортсменка должна делать прыжки с короткого захода. Это вообще тенденция современного фигурного катания. Если посмотреть выступления спортсменок 10-летней давности, то у них заходы на прыжки через всю площадку, беговыми шагами. У нас же один элемент выходит из другого, промежутки между ними по 5 секунд максимум. Особенно сложно получалось в прошлом году, когда все прыжки стояли во второй половине».

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Еще раз: традиционно (это касается и учениц Мишина) в программах акцентируют внимание на самих прыжках, а связки между ними используют как возможность отдохнуть и подготовиться к следующему технически сложному элементу. У спортсменов из группы Тутберидзе такой возможности нет — паузы до предела заполнены хореографией.

Подход Тутберидзе интереснее. В случае удачного исполнения программа позволяет рассчитывать на высокие оценки не только за технику, но и за компоненты. Правда, иногда достаточно всего одной ошибки, чтобы программа рассыпалась на части. Вспомните хотя бы недавний чемпионат Европы и «Кармен» Загитовой.

Мишин и его ученики действуют надежнее. Они не тратят силы на сложные хореографические эксперименты. И легко получают преимущество, если кто-то из соперниц ошибается. Правда, регулярно не добирают баллы на компонентах. В ситуации, когда технически все примерно на одном уровне, это достаточно серьезная потеря.

Мишин и Самодурова vs Тутберидзе и Загитова

В прошлом сезоне Алина Загитова была самой стабильной фигуристкой не только в России, но и в мире. До поездки на чемпионат мира в Милан она не проиграла ни одного старта. Ее программы тоже были самыми сложными в мире.

При этом еще в финале Гран-при стало понятно, что ситуация стремительно меняется, несмотря на то, что получилось сохранить практически все элементы.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Алина последовательно проиграла несколько важных стартов подряд, периодически набирая за технику в районе 55 баллов — на уровне фигуристок из Чехии или Швеции.

Объяснить все эти провалы достаточно просто. Во-первых, сказывается переходный возраст — тело меняется, а вместе с ним прямо по ходу сезона приходится менять технику исполнения некоторых элементов. Во-вторых, давят ожидания болельщиков, хейтеров и экспертов. Во всем этом потоке пока не всегда слышны слова собственных тренеров о том, что сейчас ее главная цель — получать удовольствие от каждого проката. Зато когда интершум получается отключить, в итоговом протоколе появляются очень приличные баллы. Лучший результат в сезоне — 238,43 балла. Максимум Кихиры — 233,12 балла.

Стабильность — тоже не про японку. За весь сезон она ни разу не откатала чисто обе программы.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

Зато такое важное (а иногда — решающее) качество есть у Софьи Самодуровой. Ее контент заметно проще, чем у главных соперниц. Правда, при этом она почти не ошибается. Единственный фейл случился на чемпионате России. Но и он не помешал отобраться на чемпионат Европы, где Соня обыграла Алину Загитову. В Сайтаме будет еще интереснее.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене