Другое
2 сентября 2018, воскресенье, 12:45

«Надеюсь, у меня еще получится поднять флаг России». Ее называют второй Исинбаевой

Анжелика Сидорова пытается спасти сезон.

Sport24 — о том, как живет и тренируется девушка, способная заменить Елену Исинбаеву.

Карьера Сидоровой начиналась бодро. К 24 годам — серебро чемпионата мира в помещениях и два европейских золота (одно — тоже в помещениях). За год до Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро все изменилось. На чемпионате мира-2015, последнем, где поднимался российский флаг, она не справилась с начальной высотой.

В Рио не пустили всю сборную, кроме Клишиной. В Лондоне-2017 Сидорова снова покинула сектор после первых же попыток и всерьез задумалась о том, чтобы завершить карьеру. Все изменила поездка в Бирмингем в марте 2018. На чемпионате мира в помещениях она взяла 4,90 м — высоту, с которой до этого справлялись только Елена Исинбаева и три американки. А месяц назад на этапе «Бриллиантовой лиги» в Монако Анжелика взлетела на 4,85 м. Главная соперница Катерина Стефаниди из Греции остановилась на отметке 4,82 м. Но на чемпионате Европы в Берлине снова не вышло. Анжелика легко прошла квалификацию, а в финале стала только четвертой. Победила как раз Стефаниди, которая, наконец, добралась до высоты 4,85 м.

Из Цюриха, где проходил финал «Брилиантовой лиги», Сидорова увезла бронзу и хорошее настроение. «Для меня это особенный турнир. Выступать в финале с самыми сильными прыгуньями мира — это что-то невероятное. Я рада была там просто быть, и, конечно, рада, что все прошло достойно. До этого мне не удавалось показать себя в финале».

До конца летнего сезона еще два старта — престижный турнир в итальянской Падуе и Континентальный кубок в чешской Остраве, где Анжелика выступит в составе команды Европы. И хорошие шансы взять новую высоту.

— 5,06? Я о такой высоте пока не думаю. Мои 4,90 на 15 см ниже. Кажется, что это пустяки. Но чем выше ты поднимаешься, тем тяжелее дается каждый сантиметр, — объясняет Сидорова. — Это в детстве я могла прибавлять по 30 см в год. Сейчас это нереально. Плюс 5-10 см — уже хорошо. Если я так прибавляю, значит, делаю все правильно.

5,06 м — это действующий мировой рекорд, который установила Елена Исинбаева еще в 2009 году, заслужив безоговорочное право наблюдать за всем, что происходит в легкой атлетике, сверху.

— Анжелику привели ко мне, когда ей было 11, — вспоминает тренер Светлана Абрамова. Она до этого несколько лет занималась спортивной гимнастикой. С моими тренерами, кстати. У нас вообще интересная история получилась: я тоже занималась гимнастикой и была их первой ученицей, а Анжелика — последней. Может быть, именно поэтому мы сразу нашли общий язык. Она была готова слушать и учиться.

— Елена Исинбаева тоже занималась спортивной гимнастикой. Такое прошлое как-то помогает в прыжках в высоту?
— Понимаю, о чем вы. Но я бы воздержалась от сравнений. Анжелика не должна становиться второй Исинбаевой. Она должна оставаться собой. Я всегда ей говорю: показывай то, что умеешь ты, и ни на кого не оглядывайся.

Мы пока не думаем о мировом рекорде. Успех нужно заслужить, он должен прийти постепенно. Я против случайных результатов. Ну, попадет Анжелика в шест один раз, прыгнет на рекордные для себя метры. Но это же дело случая. Такое может больше не повториться, а она зациклится на этих цифрах. И как потом с этим жить?

Что касается спортивной гимнастики, то она и правда очень помогает. Дети оттуда приходят очень дисциплинированные и координированные. Но главное — они ничего не боятся: ни падений, ни боли.

— После первых тренировок с планкой все ноги синие, — подключается Анжелика. — Я по этому поводу сильно не переживаю. Это неизбежно. Можно и потерпеть, тем более, когда начинаем тренироваться, прыгаем через резинку и только накануне старта устанавливаем планку, чтобы глаз привык. Но вообще на некоторых соревнованиях организаторы пробовали использовать более мягкие планки, с ними столкновения не такие болезненные, но и падают они в два раза чаще.

— Из чего состоят ваши тренировки? Вы же не можете все время только прыгать?
— Нет, конечно. В начале каждого сезона очень много времени отводим под силовые тренировки. Потом начинаем делать специальные упражнения на перекладине в гимнастическом зале — укрепляем руки и развиваем координацию. Для нас это очень важно, чтобы не получалось так, что летишь только туда, куда шест выстрелит. Нужно самой управлять всеми процессами. Чем ближе соревнования, тем меньше нагрузки. Начинаем отрабатывать технические моменты и переходим к прыжковым тренировкам. Их обычно не больше двух в неделю. После тренировки — обязательно штанга. Максимальный вес, с которым могу справиться, около 55-60 кг.

— Что в прыжке важнее — хорошо разбежаться или правильно сгруппироваться наверху?
— Это взаимосвязанные процессы. Когда очень медленно бежишь, хват получается ниже и просто нет сил перекинуть себя через планку. У меня есть одна особенность: я делаю вынос на три шага, а не на два, как большинство девочек и мальчиков. Получается, что толкаюсь издалека, дальше всех своих соперниц, наверное, и за счет этого не теряю скорость. Высокая скорость лично для меня показатель того, что прыжок получится хорошим.

Еще один обязательный элемент успеха — правильный шест. В коллекции Сидоровой их больше сорока, в том числе американские Spirit. Такими пользовалась Исинбаева. Один шест с доставкой стоит в районе 700 долларов. Для нормальной работы на соревнованиях нужен наор из шести-семи штук.

Установка, на которой тренируется Анжелика, стоит в районе 40 тысяч долларов. Прыжки с шестом — самая дорогая дисциплина в легкой атлетике. И даже простой выезд на соревнования часто влечет за собой дополнительные расходы.

— Шесты — наша главная проблема, особенно в поездках. С ними столько всяких историй связано! Самая смешная была, когда родители провожали меня на первые соревнования в Сочи. Я тогда впервые летела на самолете. В аэропорту шесты нужно было просветить. Но рамки на входе стояли так, что они во всю длину не помещались, поэтому я сначала просвечивала одну половину, потом переворачивала и просвечивала вторую. В поездах тоже весело ездить. Если нет багажного вагона, приходится загружать все через окно, а оно же не открывается до конца, поэтому протаскиваем по одному шесту. Но это еще полбеды. По правилам РЖД, на один билет мы можем взять только два шеста. Нужно шесть, а взять можно только два. Проще отказаться от таких поездок.

В самолете удобнее — деньги заплатил, около €200, и их оформили как негабаритный груз. Целостность, правда, никто не гарантирует. Обращаются с нашими шестами так же, как и с любой сумкой. Не раз видела, как их буквально вышвыривали из грузового отделения.

— Что будет, если, например, шесты потеряются где-то в пути? Кто-нибудь из соперников может одолжить?
— У нас все прыгают только со своими, поэтому если мой багаж не прилетит, то соревнования для меня, скорее всего, закончатся. Можно, конечно, попросить у кого-нибудь один шест. Но, во-первых, это такой предмет, довольно дорогой, не очень удобно просить. А во-вторых, одного точно не хватит. Я вот вожу с собой шесть-семь шестов. Полный набор я ни у кого взять не смогу. А с одним шестом все соревнования отпрыгать чисто технически не получится. Все шесты разные по жесткости. И чем выше планка, тем жестче должен быть шест.

Для тренировок у Сидоровой отдельный комплект шестов. Они мягче боевых. Во время подготовки рекордных высот от нее не требуют.

— Нам не нужны выдающиеся прыжки на тренировках. Это время мы используем для того, чтобы у Анжелики выработался навык управления собственным телом, — объясняет Светлана Абрамова. — И то сильно не увлекаемся. Больше 10 раз не прыгаем. Некоторые, конечно, делают и по 100 прыжков, но лично я не вижу в этом никакого смысла. Тут смотреть-то устаешь, а прыгать — тем более.

Есть какие-то виды спорта, в которых нужно выработать устойчивый навык, — та же спортивная гимнастика, и там важно количество повторений. А у нас все прыжки разные. Условия постоянно меняются. Голова должна быть свежей. Важно всегда помнить — человек делает только то движение, которое может представить. Когда ко мне приходят маленькие дети, я всегда говорю, что центр управления полетами находится в голове. И когда идет работа над техникой, на самом деле идет работа над исправлением той картинки, которую мы представляем. Как можно выучить иностранный язык, когда ты устал и хочется спать? Так и здесь. На соревнованиях даже у топ-спортсменов получается сделать пять-шесть качественных прыжков, дальше начинается мучение. Усталость накладывается. Самый высокий и красивый прыжок — четвертый-пятый.

Анжелика никогда не смотрит, как прыгают соперницы. В секторе одна цель — показать все, чему научилась сама. Все движения и привычки до и после прыжков давно отработаны и не меняются годами. Не хватает только одного — российского флага на форме и в руках. Два года назад, когда российские атлеты только примеряли нейтральный статус, Сидорова очень переживала и не хотела подавать заявку — стыдно выступать без страны. Сейчас грустно отмечает: «Не помню, как это — выходить на стадион со своим флагом. Есть ощущение, что это было в какой-то другой жизни. Но я надеюсь, что еще успею застать те времена, когда нам вернут флаг, и смогу поднять его над головой после победы».

© ООО «8 Ньюс», 2015–2018