logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Ярослав
Степанов

В 2000-х Брюс Хлебников тащил волосами самолеты и был звездой ТВ. Сейчас он дерется на ютубе и пытается найти себя

Что случилось с «самым сильным мальчиком России»?

MMA / Бокс
25 мая 2021, Вторник, 22:35

В конце 90-х — начале 00-х лицо Брюса Хлебникова постоянно мелькало на экранах ТВ. Он рвал на скорость календари, подвергал свое тело различным испытаниям (ходил босиком по стеклу и лежал на гвоздях) и сдвигал с места все, что сдвинуть тяжело — машины, пароходы и самолеты.

Репортеры называли его самым сильным мальчиком страны, а рекорды фиксировались с невероятной частотой. Но в один момент он пропал.

Что с ним происходит сейчас, почему в скандальном деле сестер Хачатурян он занял сторону отца, который, по предположению следствия, издевался над своими дочерьми, как он пробовал себя в роли околофутбольщика и таксиста, и почему сейчас хочет драться с Михаилом Кокляевым. Ответы — в интервью Хлебникова Ярославу Степанову.

— Все по-разному имеют возможности прочувствовать свои таланты. Кто-то начинает заниматься спортом и понимает, что у него быстро развивается выносливость. Кто-то изучает иностранные языки и понимает, что у него есть предрасположенность к языкам. А как вы в детском возрасте пришли к тому, что тягать машины руками и волосами, рвать календари и все в таком духе — ваше?
— Это случайно произошло. С детства нравились единоборства — в 90-х были очень популярны фильмы с Ван Даммом и Брюсом Ли, я видел эти фильмы и повторял за героями. В 4 года мама отдала меня на карате. Несмотря на возраст, я занимался с большим рвением. Первую неделю потренировался с детьми, а потом уже добавил к этому тренировки со взрослыми. Очень любил спорт. Люди, кому за 30, помнят наверняка «Шоу Гладиаторов». Там еще выступал Владимир Турчинский, и вообще по тем временам все было красиво организовано. Мама увидела, что мне это нравится, и однажды отвела меня на эти соревнования.

Состязались силачи: кто быстрее пробежит сто метров наперегонки с легковой машиной, привязанной на лямки. Все было напротив бывшей гостиницы «Россия». Это сейчас не кажется диким, а тогда публики собиралось очень много: журналисты, телевидение. Помню, меня все это очень впечатлило, а когда соревнования закончились, я подошел к одной из машин. На ней еще были лямки, и я без спросу накинул их и побежал. Журналисты тут же бросили силачей и начали снимать меня, сразу вопросы, интервью. А потом начали звонить, просить показать еще что-то. Получается, как на представлении в цирке: пришел посмотреть, меня вызвали как зрителя, и я сам выступил. Так я начал таскать машины. Меня просят — почему бы и нет? В дальнейшем продолжил в этой теме развиваться и уже к 12 годам выступал с силачами. Что они тянули руками, я тянул волосами.

— Вроде бы известный факт: вас назвали в честь Брюса Ли. А когда вас мама впервые познакомила с личностью Брюса Ли?
— В детстве, в 4 года. Помню, маму даже по утрам будил, потому что громко включал видеокассеты с фильмами Брюса Ли и стоял перед телевизором, повторял это все. Мне это нравилось, хотя могло понравиться что-то другое — рисовать, петь. Хотя пою я и так хорошо. Сейчас выбираю песню, чтобы купить, а впоследствии сделать альбом. Так, для своих я пою на всяких днях рождения, и всем очень нравится. Крайний раз был у друга на дне рождения, а у него всегда очень много народу собирается, и он сказал: «Все, давай, к следующему дню рождения пусть у тебя своя песня будет».

— Имя Брюс точно не могло быть распространенным в России 90-х. Приходилось ли в школе объяснять, почему вас зовут именно так?
— Нет, но дразнили часто. Дрался, конечно. Из двух школ из-за драк выгнали. Потом понял, что школа — вообще не мое. Ну, и в то время у меня была уже нормальная популярность. Каждый день где-то выступал, куда-то звали, поэтому в какой-то момент даже в школе сказали: «Ну ладно, так поставим оценки, красавчик».

— К вам пришла популярность в 6-7 лет. Как она ощущается в таком возрасте?
— Очень чувствуется. В школе я был похож на эдакого гадкого утенка: все подкалывали, пытались задеть. Поэтому получали. Как-то так… Сейчас человек может засветиться на ютубе, а тогда его не было, и меня показывали по телевизору — первый канал, второй. Тогда люди смотрели телевизор.

— В своей школе часто просили выступить?
— Да, выступал. И в другие вызывали — выступал. В детские дома ездил, детские колонии.

— В третьем классе вас перевели на домашнее обучение. Почему?
— Потому что я тренировался. Днем тренировался и вечером. Мы жили на Кутузовском проспекте, а тренировался я на Текстильщиках, на стадионе. Тренировки были до 9-10 вечера, а столько транспорта, сколько сейчас, не было. Быстро было не добраться, приходилось ждать электрички и так далее. Домой приходил в 11-12 часов, поэтому рано вставать не мог. На тот момент мне приходилось выбирать — либо спорт, либо учеба. Нанимать репетиторов возможностей не было, я вырос не в самой обеспеченной семье. Понятно, что в первую очередь надо учиться, ведь спорт — такая штука: если ты сломаешься, то станешь сразу никому не нужен. Но у меня сложилось как-то так. Я еще и рос без отца, мной только мать занималась. Был бы отец, все могло быть по-другому.

— Похоже, вы жили несколько обособленно от окружающего мира. Не было из-за этого проблем в общении со сверстниками?
— А мне со сверстниками никогда не было интересно. Всегда круг общения состоял из взрослых людей — с кем тренировался. С детства так.

— Тренировки были по единоборствам?
— В 4 года я пошел на карате, и там отзанимался год. Потом тренер меня забрал в ушу — традиционное, а не боевое. И там занимался лет до 10, выступал на соревнованиях. Из меня, кстати, получился бы хороший боец, у меня классно получалось драться. Но слишком много времени занимали выступления силовые: постоянные разъезды, разные города, туда-сюда. А так, к ударным видам спорта у меня был огромный талант, но не уделил этому достаточно времени. Если бы можно было сейчас отмотать назад, я бы сфокусировался именно на боевых искусствах, а не на силовых рекордах.

— Много занимались с железом?
— Нет, тяжелоатлетической работы никогда не было — становая, жим, присед. Просто брал и повторял трюки силачей. Смотрю: тянут — тяну. Смотрю: рвут — рву. Классическим пауэрлифтингом не занимался конкретно, хотя и это могло получаться хорошо, данные были. К сожалению, не было рядом мужчины, который мог сказать, сколько, как и что делать, в каких я упражнениях лучше и куда газовать. Ну, а мать… Она в меня много вложила и везде интересы мои поддерживала.

— Ваша мама говорила, что ваша сила — это сила божья. Вы так же думаете?
— Ну как божественная. Может, и есть что-то такое. Опять же, такое время было… Сейчас наука идет вперед, и любого ребенка можно взять и сделать ему анализы — мышцы, сухожилия, скелет, строение суставных сумок — и сказать: ты, иди занимайся теннисом, а у тебя получится штанги тягать. Мы все разные. Как автомобили: на внедорожниках нужно ездить по неровной дороге, на спортивных — гонять по трассе. А раньше нельзя было так точно определить, в чем ребенок преуспеет, и нужно было угадать, отдать в такую секцию, чтобы он дал результат. В моем случае угадали. А божья сила у нас всех есть. У кого-то она в рисовании, у кого-то в науке, а у меня — вот такая. Находишь свое и идешь — это и есть божья сила.

— Обычно в таких случаях говорят про сильную генетику. Вы же наверняка спрашивали у мамы что-то про отца. Может, он был тоже физически одарен?
— Отец был боксером. У меня вся семья спортивная. Мама — мастер спорта по плаванию и прыжкам с трамплина. Дядя был чемпионом СССР по боксу.

— Вы отпускали длинные волосы, и, опять же, в начале 00-х, возможно, из-за этого могли быть проблемы. До вас докапывались на улице?
— Из-за волос — нет. Да и вообще на улице не докапывались. Бывало, на дороге конфликты случались, но это больше я газовал. И то лет до 20, когда был совсем горячим. Сейчас тоже горячий, но хоть в голове побольше информации.

— Помните, в каком возрасте начали приносить деньги в семью?
— С пяти лет. Уже тогда мне платили за выступления. Достаточно зарабатывал. У меня тогда каждый день были выступления. И каждый день я зарабатывал минимум тысячу долларов. Хорошо зарабатывал, но плохо, что не было жесткой руки рядом. Был малой, мать во мне души не чаяла и позволяла мне все. В 10-12 лет я уже денег имел, и, соответственно, девушки, клубы… Это меня подкосило. Рано познал, что такое — девушка. Представьте себе: молодой парень, а вокруг него уже такие, хорошие девушки не по возрасту. Контроля особо не было. Только мамин — мягкий. Сами понимаете, что такое — дать пацану денег и девушек. Если бы не все это и я бы развивался в спорте или даже медийном пространстве, то сейчас чувствовал бы себя шикарно.

— Вы рассказывали, что много зарабатывали не только вы, но и на вас. Как это выглядело?
— Это всякие агенты и менеджеры. Но это, походу, глупые какие-то агенты были, только разово на мне рубили. При этом я и без них постоянно выступал. Неопытные, наверное, были.

— Мы знаем примеры, как мировые звезды, добившиеся популярности в детстве, вырастая, губят себя вредными привычками. Допустим, Маколей Калкин. У вас что-то похожее было?
— Алкоголь. Конечно, позволял себе. Чуть тяжелее тоже позволял, всякие клубные движения, так скажем. Но быстро от этого отошел, потому что привык быть в форме, а эти дела отнимают здоровье и комфортное самочувствие.

— В 2002 году вы тянули пароход и собирались тянуть второй, но ваша мама рассказала, что сделать этого не разрешил президент. Вы действительно тогда пересекались с Владимиром Путиным каким-то образом?
— Если честно, не помню этого. Мама все организовывала. Но на государственном уровне меня все знали, конечно. Я у Шойгу много раз выступал, и Лужков меня постоянно приглашал куда-то. Перед Путиным лично не выступал, зато много раз выступал в Кремле. С правительством был контакт нормальный.

— У вас в инстаграме можно найти фото с Джекки Чаном. При каких обстоятельствах был сделан снимок?
— Это была презентация его фильма «Шанхайский Полдень» в кинотеатре «Ударник», и меня пригласили выступить перед ним. Ему понравилось, он меня потом с собой везде таскал. Вместе тусовались. Мне лет 10 было. Ничего особенно не запомнил с той встречи, там столько народу было. А Джекки Чан — хороший, добрый мужичок.

— В каком возрасте вы вышли на пик заработка?
— В 15 лет был самый разрыв. А потом что-то надоело все это, захотелось, чтобы все, как у обычного человека было — работа и так далее. Ну, дурачок. Хотелось что-то поменять в жизни, я так много раз делал. Ни к чему с фанатизмом не отношусь.

— Сколько стоило тогда ваше появление, например, на корпоративе?
— Смотря какое выступление. От одной до трех тысяч долларов. Потом мог все протусовать.

— Много оставляли за вечер?
— Тысяч по 300 рублей — спокойно. Легко к этому относился. Мог бы несколько квартир купить, своя недвижка бы сейчас была… Молодой был, глупый. Значит, так должно было быть. Все это опыт. Учусь на своих ошибках.

— Вы говорили про популярность у девушек. Часто их меняли?
— Особо сильно ни с кем не встречался, а так, в день могло быть три-пять разных девушек. Тем более молодой, тестостерон из ушей пер… нормально было.

— В 21 год вы устали от всего и ушли в сетевой маркетинг. Много потеряли?
— Ничего не потерял — заработал. Это меня знакомый один подтянул, можно сказать, обманным путем. Я туда попал, что-то заработал. Но такой заработок — ну его на фиг.

— В какой момент вы поняли, что зря оставили выступления и свою медийность?
— Недавно пожалел об этом. Попробовал разные виды бизнеса и понял: бизнес тоже должен подходить определенному человеку. Он бывает и честным, но в основном надо обманывать и вести себя нечестно, не по-человечески. А это не по мне, я лучше себя обману, чем кого-то. Не мое это. Да и сложно заработать, когда нет большого начального капитала, а все эти коучи из интернета, которые говорят, что заработали 10 миллионов с 10 тысяч — в 99 процентах случаев бред. Чтобы нормально заработать, тебе нужно нормально вложить. И поскольку у меня не было достаточных финансов, мне предложили что-то делать совместно с кем-то. А это — такое себе. Сейчас пришел к тому, что делать надо все самому и самому быть главным в своем деле. Сейчас я понимаю, что некоторые люди, у кого медийного потенциала гораздо меньше, рубят бабло — по 300-500 тысяч в месяц. Мне не так сложно дойти до этого уровня. Поэтому недавно я пожалел, что бросил себя продвигать. Хочу обратно все это возобновить. Планирую сделать свое шоу — будет связано со спортом, но веселое, с юмором. И открыл ютуб-канал, но пока не занимался как следует. Мама обрадовалась сразу. Она расстраивалась, когда я ушел из силовых выступлений: «Ну что же ты, у тебя такой талант, люди тебя любят, а ты уходишь в бизнес, автосервисы и так далее?» За две-три недели на канале появилось 10 тысяч подписчиков, хотя толком еще ничего не сделал. На таком бодряке все это начинал, но тут ударил этот коронавирус. Мама у меня заболевает и умирает от него. И у меня вообще… Мы с ней были очень близки, как самые лучшие друзья. И когда она умерла… Какие видео? Какой инстаграм? Ушел в себя. Только сейчас постепенно собираюсь все это возобновлять.

— Когда вы уходили, то уходили в статусе определенного бренда. Не было ли предложений его как-то развить?
— Все поверхностное было, ничего серьезного. Меня приглашали всякие шампуни рекламировать, но все это разовое. Мне нужен был человек-профессионал, который знает нюансы раскрутки. Каждый должен заниматься своим делом. Раскруткой должен заниматься профессионал. Что бы ты ни продавал, даже бриллианты по дешевке, если об этом никто не знает и ты его неправильно продаешь, у тебя его никто и не купит.

— Помимо информации о рекордах, естественно, есть разные источники, опровергающие ваши достижения или делающие разоблачения. Во-первых, часто говорят, мол, на самом деле вы не 89-го, а 87-го года рождения. Как думаете, откуда появилась такая информация?
— Обо всех популярных людях говорят подобные вещи. У меня дома есть кассеты всех моих дней рождений с самого детства. Бред какой-то. Пусть говорят, что я 1987-го, а смысл? Два-три года. Где логика? Если бы я скосил себе 10 лет — тут понятно. Бред.

— Если зайти на официальный сайт «Книги рекордов Гиннесса» и вбить ваши имя/фамилию в поиск, зафиксированных достижений нет. Алексей Свистунов, фиксировавший рекорды «Гиннесса» в России, тоже подвергал ваши рекорды сомнению.
— Свистунов, как мне кажется, больной человек. Не люблю никого оскорблять, но этот человек, когда мне было 8 лет, вызывал меня и говорил: «Если Брюс потянет 2 или 3 внедорожника, то мы ему подарим «Форд Мондео» и внесем в «Книгу рекордов». Видео, как я тяну это, есть. Там Свистунов со своими усами стоит и говорит о моем рекорде. А сейчас он говорит, что этого не было. Видимо, возраст уже сказывается. Если вы сейчас при мне поднимете штангу, а я через 10 лет скажу, что этого не было… Это разве не больной человек? Я это нормально воспринимаю, таких людей много.

— А почему нет на сайте «Книги рекордов Гиннесса»?
— У меня дома лежат три «Книги рекордов Гиннесса» на английском, где я есть. Насчет сайта не знаю. Просто в «Гиннессе» у меня два рекорда, которые я еще в детстве ставил. Остальные мои рекорды — в российской «Книге». Тогда нам помогла туда попасть одна женщина. Сейчас, чтобы попасть туда, нужно заплатить 7 тысяч евро. Чтобы просто комиссия приехала, посмотрела и зарегистрировала. На тот момент не было возможности заплатить такие деньги и не было четкой цели туда попасть.

— В интервью Максима Булахтина Александру Лютикову и Вадиму Тихомирову всплыл факт, что какой-то отрезок своей жизни вы провели в околофутболе. При каких обстоятельствах туда попали?
— Это произошло случайно. Я один раз поехал зимой и подрался. Просто сидели вечером с ребятами, а они как раз ехали на следующее утро драться. И меня позвали. А я же не скажу, что не поеду. Я такой человек — мне с утра тяжело вставать. За мной заехали в 8 утра, а я такой полусонный. Подрались, все хорошо. Меня все там узнали. Парня, которого я забил в землю, я потом же и откачивал нашатырем. Слава богу, что все нормально было. Как только он открыл глаза, сказал: «О, Брюс, можно с тобой сфотографироваться?» Все меня узнали. Я один раз ездил.

— Вы говорили, что в последние 10 лет не все в жизни было гладко. Приходилось, например, работать таксистом. Как выглядел ваш самый «голодный» период в жизни?
— Это было именно тогда, когда я таксистом работал. 5 лет я работал в фитнес-клубе. У моего дальнего родственника было помещение свое, он меня позвал открыть фитнес-клуб. Мы открыли, я работал управляющим, у меня была отличная зарплата, все было хорошо. У него там еще родственники работали, с которыми у меня не сложились отношения. Они завидовали, что меня сразу директором поставили, из-за этого палки в колеса ставили, делали крысиные вещи. Меня это в один момент взбесило, и я ушел. Тогда я уже с девушкой познакомился.

— Если не ошибаюсь, ей на тот момент было 15 лет?
— Да, а мне 23-24. Но я дождался ее совершеннолетия. В первую очередь я познакомился с ее мамой, потом с папой. Дождался, даже пальцем ее не трогал. В тот период мы поженились, она забеременела, а я как раз ушел с работы. У меня не было времени искать работу, выбирать вакансии. Пришлось идти в такси. Мне было все равно, я не стесняюсь. Но меня узнавали все. Там при оформлении заказа было видно: «Брюс Хлебников». Все были в шоке. А я говорил: «Да ладно вам, все нормально. Поехали!» Чтобы в такси нормально зарабатывать, там нужно спать. Такой вот период был. Но чаевых много оставляли. Бывало, по тысяче-две оставляли. В первый день меня один мужик узнал, я его покатал 2 часа, а он мне дал 12 тысяч рублей.

— За последние 10 лет вы громко напомнили о себе в СМИ, когда выступили по делу сестер Хачатурян. Тогда вы защищали отца сестер. Почему вы так поступили и не жалеете ли об этом сейчас?
— Жалею ли я, что так сказал? Да, я слишком резко высказался. Но просто для меня это дикая ситуация. Возможно, я сильно газанул на девочек. Я с детства знаю эту семью с хорошей стороны. Я Мишу знал с хорошей стороны, и я девочек знал с хорошей стороны. Не могу сказать, что девочки были безобразные. Про Мишу тоже не могу такое сказать. Да, он был тяжелым человеком, с тяжелым характером для современной молодежи. Если бы он со своим характером жил где-то в горах Дагестана или Чечни, где там соблюдаются свои законы. Не дай бог там девушка выйдет с открытым нарядом, это позор на весь род. А он придерживался таких жестких правил. Но они жили в Москве и учились в наших школах. Сами знаете, какая сейчас молодежь, какие девочки. Они, соответственно, общались с ровесниками в школе и поддавались этому движению. А для него это было не нормально. Представьте, на Кавказе отец увидит свою дочь голой в интернете. Что с ней будет?

У христиан же тоже есть традиции — все прикрыто, все закрыто. Там же голыми не ходят. Он очень верующим был, поэтому жестко начал это пресекать. То, что они так поступили, для меня это дико. И то, что, как говорят, он их дома держал — такого не было. Я подписан на их друзей, и я знаю, что они гуляли и выходили из дома, когда хотели. Он уезжал на несколько месяцев в другие страны, и они были абсолютно свободны. Для меня было дико, что они так поступили. Если бы меня кто-то прессовал, я бы лучше убежал куда-то на вокзал жить, чем зарезал бы его. Тем более у меня есть возможность убежать. Зачем мне убивать человека?

— Позже ведь вскрылись аудио-записи с обращениями Хачатуряна к дочерям. И звучали они крайне дико.
— Аудио — да. Но тот, кто знает этого человека, понимает, что он очень эмоциональный. Он даже меня, если я что-то не то говорил или делал, мог матом обложить. А через пять минут был уже нормальным. Он был очень эмоциональным человеком, но за его эмоциями ничего не следовало. А в аудиосообщении он так сказал после того, что он увидел. У него же дома камеры слежения были. И, когда он уехал в Израиль, они дома устроили вечеринку. Там алкоголь и не только, а также интимные движения. Он довольно уважаемый в определенных кругах человек, который следит за своим авторитетом и репутацией. Для него поступок дочерей — дичь полная. Поэтому он так психанул и сказал. А так, чтобы он кого-то ударил… Ему требовался час, чтобы подняться на один этаж. У него были проблемы со здоровьем. Я, конечно, свечку не держал. Не буду доказывать. Но, судя по состоянию его здоровья, ему точно было не до этого.

— Накануне суд признал девочек потерпевшими. Благодаря в том числе медицинским справкам, подтверждающим, что к ним применялось физическое насилие.
— Сейчас что хочешь могут сделать. Любые доказательства. Но я в это не верю. Для меня это шок. Недавно я с их братом общался. Я говорю: «Мы же с тобой столько лет знакомы. Как они могли такое сделать?» Он говорит: «Я тоже не понимаю». За месяц до убийства Миша снял дом, мы там вместе тусовались. Они там обнимали его, целовались, любили, есть фотографии. А тут через месяц-полтора такие новости. Я их знаю, они с моей бывшей супругой общались. Не могу сказать, что они ненормальные.

— То есть, зная его, вы уверены, что он не мог такого делать?
— Он мог накричать. Понятно, что многие, в том числе и я, если бы я не знал этих людей, их характер и поведение, если бы я увидел по телевизору, что три дочери такое сделали, я бы тоже сказал: «Ничего себе! Вот черт, довел девочек, что они на такое пошли». Это какая ярость должна быть. Одно дело один раз ножом ударить и убежать, а 40 раз… В каком это состоянии надо быть. И если бы я послушал эту запись, где он дочерям говорит, что он их в рот… Но я знаю этого человека, он и меня мог обозвать. Кто его знал, знал его характер, тот понимал, что за его эмоциями ничего не следовало. Во-первых, он физически был очень слаб, чтобы кого-то побить или совершить акт, такого просто не могло быть. Я разве могу убить человека, который в силах меня изнасиловать?

Я не принимаю ничью сторону. Я просто в шоке от ситуации. Не могу сказать, что Миша был каким-то ужасным, и не могу сказать, что девочки плохие. Они абсолютно нормальные девочки. Это шок не только для меня, но и для всех тех, кто знал эту семью.

— В 2018-м вы появились на проекте «Мясорубка», отметившись там победой нокаутом. Как туда попали и почему дальше не участвовали?
— Я изначально около своего дома занимался в зале Eagles MMA, там была подготовка к этому проекту: тренировки и так далее. Первый проект я посмотрел, а когда начался второй, я туда заскочил. Наш тренер Ислам Каримов непосредственно участвовал в организационных моментах.

— Вы дальше не участвовали после победы?
— Нет. Я один раз подрался там, и все. Крайний раз я в «Панч клабе» участвовал.

— И это было спустя 2,5 года.
— Да.

— А тогда почему дальше не дрались? Была травма?
— Нет. Я захотел — подрался. У меня по настроению.

— В 2020-м вы сказали, что подеретесь на голых кулаках, если вам предложат «нормальные условия». Сейчас вы подрались в «Панч клабе». Значит ли это, что вам предложили «нормальные условия»?
— Это значит, что я сам хотел подраться. Условия такие себе. А на голых кулаках я тоже хочу выступить, там я хочу гонорар побольше, потому что это такое казино. Ты можешь подраться пять раз, а на шестой или уже на первый сломать обе руки. Вот как Бронсон шел на серии побед, а сейчас обе руки себе сломал. И где эти 100 тысяч рублей? Нафиг они нужны с двумя сломанными кулаками.

— Сейчас вы посещаете зал Александра Волкова. К чему готовитесь?
— С Александром я давно познакомился через Макса Булахтина. Сначала я с Максом познакомился — в один зал ходили, тренировались в одной группе.

— Готовитесь к чему-то?
— Нет. Просто вместе занимаемся. Чисто для себя.

— Насколько вам интересно погружаться в поп-ММА и во все движения, это направление окружающие?
— Мне нравится это движение. Оно, конечно же, отличается от профессиональных соревнований. Больше похоже на бойцовский Дом-2. Но прикольно. Иногда поучаствовать прикольно. Я просто не интересен для таких проектов, потому что я не могу просто так прийти и сделать с кем-то конфликт, послать кого-то. Какой я есть, такой я есть. Ради хайпа я не готов быть не собой.

— Помнится, когда был бой Дениса Вильданова и Василия Пельменя, вы выходили и бросали вызов.
— Я часто выходил и вызывал.

— И чем это заканчивалось?
— Ничем. Я раз пять выходил и вызывал. Потом смотрю, никто не вызывается. И я перестал активно тренироваться. А потом позвонили и предложили подраться за четыре дня до боя. Я согласился.

— Есть кто-то из мира кулачных боев, с кем вам было бы интересно подраться?
— Мне интересно с Кокляевым подраться.

— Насколько это реально, как думаете? Вы знакомы?
— Да, знакомы. Он больше пауэрлифтингом занимался, а я от этого далек. Но с ним я бы подрался. Думаю, этот бой был бы интересен всем. Я бы пообщался с тем, кто бы этому поспособствовал.

— С Михаилом не говорили?
— Нет. Он ко мне отлично относится. С ним я бы с удовольствием подрался. Он мне интересен как медийный человек. А что касается других… Как у меня может быть к ним агрессия, если я с ними даже не общался. Это чисто Дом-2. Я могу исполнить, но потом все скажут, что я конченый и устраиваю цирк. С Кокляевым мне интересно в плане шоу. А ради состязания… Для этого мне нужно было раньше начинать и изначально становиться профессиональным спортсменом. Но мне уже за 30. Ради шоу с Кокляевым — запросто. Миша, если ты меня видишь, привет.

Скачать приложение Sport24 для Android

Скачать приложение Sport24 для iOS

Поделиться
0
0
0
0
0
0