Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«В 2019-м хочу подраться за пояс». Интервью самого зрелищного бойца UFC из России

Говорим с Забитом про Джереми Стивенса, английский язык и подписчиков, которые начинают бегать, потому что им ответили в инстаграме.

Бокс и ММА
26 февраля 2019, Вторник, 23:25
Getty Images

Прошло полтора года с тех пор, как Забит Магомедшарипов начал выступать в UFC.

За это время он провел четыре боя, одержал четыре победы, три раза забирал бонусы в 50 тысяч долларов за лучшие выступления вечера и один раз его болевой прием признавали лучшим сабмишеном года. Сейчас Магомедшарипова считают восходящей звездой UFC. И это тот случай, когда бойцу не нужно много говорить, чтобы заслужить внимание к своей персоне и попадание в топ-15 дивизиона.

Он зрелищно бьет, зрелищно борется и, как показал бой с Кайлом Бочняком, не стесняется рубиться, попутно пропуская удары. Пока Забит не может полноценно общаться на английском языке, но его вариация вопроса «Who is next», обращенная к матчмейкеру и президенту UFC, уже вошла в историю.

Единственная проблема Забита прямо сейчас — отсутствие действительно серьезной оппозиции. В ближайшее воскресенье Магомедшарипов должен закрыть и этот вопрос. На турнире UFC 235 он встретится с Джереми Стивенсом, занимающим шестую строчку рейтинга полулегкого дивизиона организации.

В интервью корреспонденту Sport24 Ярославу Степанову Магомедшарипов рассказывает, чем Нью-Джерси бывает похож на Махачкалу, когда он сможет заговорить на английском языке, и какие видео в директ ему присылают подписчики.

— Я прилетел в США за два месяца, все прошло по плану. Подводился в родном клубе DagFighter, как и обычно. К бою подхожу в отличной форме. Со мной рядом большую часть подготовки провел братишка (Хасан Магомедшарипов. — Sport24), Тимур Валиев, Магомед Магомедов, Саид Нурмагомедов. Помогали, поддерживали. Сейчас, в Лас-Вегасе, в заключительные дни подключились Рамазан Курамагомедов и Зелим Имадаев со своим тренером Роберто Фламинго. В самом начале шли легкие тренировки, физическая нагрузка. Потом спарринги, работа на скорость. Потом началась диета, а последние три недели идем на спад, особо нагружаться нельзя. За 10 дней полностью оставили спарринги, начали разные восстановительные моменты, на лапах больше работаем, — говорит Магомедшарипов.

— У вас же в Нью-Джерси несколько залов?
— Четыре, получается. У Ника Катоне, Рикардо Алмейды, Фрэнки Эдгара и у Марка Генри дома.

— Дома?
— Да. У Марка все здорово оборудовано. Работаем там на лапах. Также прорабатываем какие-то теоретические моменты. Марк снимает наши спарринги на видео, потом мы их вместе смотрим, изучаем ошибки, работаем над ними. После начинается построение геймплана под конкретного соперника. У него дома целый график, что и как. Очень удобно.

— Можете вспомнить, когда начали тренироваться в США?
— Еще во времена ACB. Точнее, было так: я закончил контракт с ACB, прилетел в Америку с Магой (Магомед Магомедов. — Sport24), полгода ждал подписания в UFC, но все затянулось. Мне уже надоело тут, захотел вернуться домой. Решил, что улечу вместе с Магой Бибулатовым, который как раз дебютировал в UFC. И за неделю до его боя мне звонит менеджер и говорит, что все подписали. Но я все равно улетел домой, потому что полгода там не был. Потом опять вернулся и уже начал готовиться на дебют.

— Вы себя комфортно чувствуете в Нью-Джерси?
— Да. Люди добрые, климат хороший. Очень похож на тот, который в Дагестане. Иногда звонишь домой, а там погода точно такая же. Ничего не отвлекает, жизнь спокойная. Мы живем рядом с лесом, тут природа отличная, могу иногда выйти, побегать. Города вот не очень нравятся. Там суета постоянно. Поэтому без особого энтузиазма выбираюсь в Нью-Йорк.

— Самый распространенный вопрос к вам: как дела с английским?
— Изучаем. Занимаюсь уже месяца три. Здесь, в США, это очень нужно. Чтобы UFC больше заинтересовались, болельщики обращали внимание. От этого многое зависит, я заметил. Просто раньше не получалось заняться плотно, потому что тут наших очень много. Мы вместе живем, на русском разговариваем. Когда живешь один, хочешь или нет, но набираешь.

— Тимур Валиев говорил, что изучал язык по курсам на ютубе. А у вас какой метод?
— Занимаюсь с репетитором, который живет в Москве. Мы удаленно работаем с ним. Думаю, еще пару месяцев, и получится заговорить.

— А как вам удавалось и удается делать так, что вы с Фрэнки Эдгаром и Марком Генри не просто понимаете друг друга, но еще и являетесь хорошими приятелями?
— С ними легче, потому что можно объясняться руками, жестами. Тренировочный процесс, все понимаем. Просто, например, когда появляется камера, чуть паника начинается, не очень удобно. Вот, допустим, если Тимур (Валиев) рядом, мне при нем неловко разговаривать. Стесняешься, если знаешь, что человек рядом понимает, где ты ошибаешься. А то у нас как? Ошибся — начали смеяться, подкалывать. В США такого нет. Они, если видят, что ты не очень понятно доносишь свою мысль, стараются помочь тебе.

— Был такой случай, когда помогли?
— Честно говоря, я очень мало говорю. Только в зале. А так, времени особо не бывает ходить и общаться. По воскресеньям просто отдыхаем, как правило.

— Вам здесь намного проще тренироваться, чем в Махачкале?
— Конечно. Меньше отвлекающих факторов, режим легко налаживается. Дома стало очень тяжело. Куда бы ты ни вышел, везде фоткаться начинают. Это приятно, но очень отвлекает. Последнее время чувствую, что внимание ко мне очень выросло. Ну, дома я стараюсь особо не выходить. Только в свой зал, DagFighter.

— Повышенное внимание к вам чувствуется и через инстаграм, например?
— Да, есть такое. Но я стараюсь мало заходить. В директ тоже не особо часто заглядываю. Вообще, за месяц убираю телефон подальше. Только с семьей связываюсь, с друзьями. Могу просто пост в инстаграм закинуть и даже комментарии не читать после. На самом деле, это забирает очень много сил и времени. Уже автоматом туда заходить начинаешь. Это не очень помогает.

— Но иногда вы отвечаете тем, кто обещает начать бегать, если вы что-то ему напишите.
— Да, есть такое. Они же мне потом отправляют свои пробежки. Почти все записывали видео. Очень позитивные вещи присылают. Ну, это здорово, пускай тренируются.

— Помните, что почувствовали в тот момент, когда узнали, что Джереми Стивенс станет следующим соперником?
— Я обрадовался. Давно хотел кого-то из топ-10. А у него 29 боев в UFC, давно выступает, по стилистике ударник, много нокаутов делал, за что часто получал бонусы. Мне он очень интересен.

— Вы — самый высокий боец в полулегком дивизионе. Кажется, что Стивенс — самый крупный представитель категории до 66 кг.
— Ну, он и не самый низкий. Рост, вроде, 174 см. Раньше выступал и на 70 кг. В общем, маленьким его точно не назовешь. Я еще смотрел его бой против Фрэнки (Эдгара). Там Фрэнки казался таким миниатюрным на фоне Стивенса. Он крепкий парень, обладающий мощным ударом. Часто побеждает нокаутами. Интересный боец, я люблю с такими драться. Джереми идет вперед, а с такими всегда получаются зрелищные бои. Он занимает шестую строчку в рейтинге, поэтому это очень серьезный бой. Нужно проходить его, занимать свое место в топ-5 и драться за пояс.

— Кстати, с Эдгаром обсуждали уже Стивенса?
— Конечно. Он не тренировался из-за травмы, но все равно приходил на тренировки, много подсказывал. У нас вообще хорошая команда. Эдгар, Марлон Мораес, Тимур Валиев, Магомед Магомедов, Хасан, мой брат, Саид Нурмагомедов, Эдди Альварес. Очень дружная команда. Еще был Барбоза, но он переехал.

— Наверное, самым ожидаемым боем с вашим участием был бой против Яира Родригеса. Последний раз он снялся, и на коротком уведомлении его заменил Брэндон Дэвис. Нет мыслей, что Родригес намеренно снялся поединка, учитывая все прошлые истории?
— Не знаю. Ну, так многие говорят, мол, он слился и так далее. Но от травм никто не застрахован. Может, он действительно получил повреждение. Жаль, что бой не состоялся, ведь я его давно хотел. Много разговоров было об этом. Надеюсь, он когда-нибудь состоится. Надо заканчивать начатое. Вроде бы, он хотел со мной подраться, но сейчас опять травмировался и выбыл на полгода. Посмотрим, как пройдет мой бой против Стивенсона. Если его пройду, то можем с Родригесом встретиться. Хотя, наверное, смысла уже не будет. Там не очень далеко до пояса останется. Возможно, после Стивенса нужно выиграть еще бой, и мне дадут подраться за титул.

— В топах дивизиона еще находится Фрэнки Эдгар. Я так понимаю, ваш бой с ним точно не будет возможности увидеть?
— Только на спаррингах. А так, конечно, я не буду с ним драться. Мы уже два года помогаем друг другу. Я бы не принял этот бой. Уверен, Фрэнки тоже.

— Бой с Брэндоном Дэвисом вы завершили крутым сабмишеном, который признали лучшим в 2018-м, но в тот вечер вам не дали бонус, и, кажется, вы заработали самый маленький гонорар за все время пребывания в UFC. Признание — это нормальная компенсация?
— Ну, как сказать… Там, вроде, написали гонорар, который был еще по старому контракту. А мы после третьего поединка обновили соглашение, там совершенно другие цифры. И бонус тоже дали. Небольшой презент, который упал мне на карту.

— До прихода в UFC статистика ваших досрочных побед была 6-4 в пользу нокаутов и технических нокаутов. Сейчас она 6-7 в пользу побед болевыми и удушающими. Нужно ли искать здесь какую-то логику?
— Вряд ли. Во-первых, как только я пришел в UFC, понял, что нужно почувствовать себя в новой лиге. В ACB я побеждал в 1-2-м раундах, а тут понимал, что придется в будущем проходить более долгие дистанции. Поэтому старался затягивать дело до 2-го или 3-го раундов. Хотелось продышаться, хотя осознавал, что могу закончить все гораздо раньше. Во-вторых, я же базовый ударник. Но в последнее время начал подтягивать борьбу и грэпплинг. То, чего мне не хватало. И как-то неплохо пошло. Тренер по джиу-джитсу Рикардо Алмейда стал больше работать со мной, сказал, что надо бороться, ведь рычаги длинные. Не знаю, может, уже ударка пропала. Сам замечаю, что последние бои заканчиваю больше болевыми. Сейчас буду стараться больше в стойке работать. Возможно, просто хотел посмотреть, чему научился в грэпплинге. А то многие думали, что я не умею бороться.

— Теперь вас знают больше, как бойца, у которого лучше заходят болевые и удушающие.
— Пока так, да. Позже и с другой стороны узнают.

— Во время боев вы выкидываете всякие фишки, стараетесь драться зрелищно, и иногда это смотрится очень опасно для вас. Есть ли такой боец в полулегком дивизионе, в поединке против которого вы пожертвуете зрелищностью?
— Осторожность — не мое. Я привык драться именно так. Возможно, против топов стоит выступать чуть аккуратнее в первом раунде, а уже включаться со второго. Но, повторюсь, это вот не мое. На последний бой мой тренер Мансур Учакаев попросил работать аккуратно, продышаться. Я постарался, но у меня реально не хватает терпения ждать. Тем не менее, в первом раунде получилось сдержаться. И в углу на меня начал наезжать Марк (Генри), мол, чего я стою, веду бой пассивно. А я говорю, что Мансур сказал стоять. Он тогда так удивился. Вообще, интересно бывает, когда Мансур, Марк и Рикардо вместе. Это три человека, которые всегда рядом.

— Очень распространенная практика сейчас — пробовать себя в соседних весовых категориях. Какой бы дивизион вам был бы ближе: легкий (до 70 кг) или легчайший (до 61 кг)?
— Точно легкий. Куда мне еще гонять? Я же и так высокий. Мне же, когда Родригес травмировался, предложили бразильца, маленького такого… забыл имя. А, Джон Линекер. Вот. Он из легчайшего дивизиона же. Я согласился, но менеджеры отговорили, потому что это бы очень забавно выглядело, ведь он смотрится маленьким на фоне меня.

— Ну, в принципе, и в полулегком вы кажитесь самым высоким.
— У нас еще Холлоуэй высокий, Родригес тот же.

— За свой первый год в UFC вы провели четыре боя. Вас устраивает такой темп?
— Считаю, это много. Но, в целом, для старта нормально. Учитывая, что до этого у меня был простой, так как ждал подписания в UFC. Я проголодался, хотел драться, поэтому и принимал бои. В этом году хочу сделать три боя. Это нормально, тем более, если выступать уже на топовом уровне. Четыре раза подраться будет тяжело. Нужно восстанавливаться от всяких мелких травм, которые периодически дают о себе знать. В общем, план на 2019-й такой: бой со Стивенсоном, бой с кем-то из топ-5, бой за пояс.

— В полулегком дивизионе очень много зрелищных и конкурентных бойцов. По сути, к этому разряду можно отнести любого из топ-15. Нет опасений, что при такой плотности в дивизионе, за титулом выстроится большая очередь?
— Да, знаете, везде тяжело. Согласен, в топ-15 достаточно серьезных ребят. Конкуренция выше, потому что такой вес. Но я привык. Везде 66 кг и 70 кг — это категории, где больше всего людей. Так было и во времена моей любительской карьеры. Я привык. Чего опасаться? Мне это нравится. Подобное заставляет тренироваться больше и не расслабляться. Вот, например, к Кайлу Бочняку я отнесся несерьезно. Ожидал другого. Думал, он будет отступать, а вместо этого начал работать первым номером. Мне было тяжело перестроиться. Но это полезный урок, который я усвоил.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене