Хоккей
22 февраля 2019, пятница, 15:30

«Мои руки и ноги походили на спагетти». Сын тренера ЦСКА променял Москву на американскую глубинку

В США он встретил свою вторую половинку и нашел хоккейное счастье.

История 22-летнего нападающего Ивана Бондаренко, переехавшего в 15 лет из России в Северную Америку, от канадского издания Sportsnet. Мы перевели самое интересное.

— 24 часа, — сказал отец.

Не было ни обсуждений, ни переговоров.

Было только 24 часа. Столько времени дал папа сыну, чтобы принять решение: уехать или остаться. Мальчику было 15 лет, но из-за небольших габаритов он сошел бы и за 12-ти летнего. Сын дал ответ в срок. На самом деле отец не хотел выставить его из дома, он просто пытался научить его принимать взрослые решения.

Было только два варианта: остаться в школе в Москве или уехать играть в хоккей на другой континент. Ребенку не спалось всю ночь, на следующее утро он дал ответ.

— Я еду, — сказал Иван Бондаренко.

Отец кивнул, сделал пару телефонных звонков, достал ноутбук и купил сыну билет на самолет до Денвера. Ваня написал друзьям и собрал чемодан.

***

Люди всегда задаются вопросом, как подростку сделать правильный выбор, чтобы его карьера в хоккее сложилось удачно. Обычно решения принимаются за кулисами, почти незаметно для общественности, даже если речь про раскрученный 16-летний талант. Родители общаются с агентами, те с руководством команд, потом подписываются контракты. Всегда удивляет, как дети из Европы приезжают играть в Северную Америку. И их с каждым годом становится все больше. 22-летний Иван Бондаренко сейчас выступает в Юниорской лиге GMHL (Greater Metro Junior A Hockey League— независимая юниорская лига Канады) за «Харрикейнз» из Тилсонберга. Как ребенок из Москвы оказался в городе из провинции Онтарио с населением в 15 тысяч человек? При этом выступление в лиге платное, к тому же она не признается Федерацией хоккея Канады. Помимо россиян в его команде есть хоккеисты из Швеции, Чехии и даже Испании.

Иван приехал в Америку с большими планами. До этого сезона он играл в юниорских лигах США. В Москве Бондаренко жили хорошо, близко к катку ЦСКА и в получасе ходьбы от Красной площади. Отец Ивана, Сергей работает тренером в ЦСКА, а мама Татьяна по профессии юрист. Старший брат Виктор учится в университете. «Он гений, мне до него далеко», — признается хоккеист. Иван уступал брату в учебе, поэтому сделал упор на тренировки в хоккейной школе.

— Знаете, я был обычным мальчишкой: мой любимый игрок Павел Дацюк, а любимая команда «Детройт». Я хоть и молодой, но знаю, что такое Русская пятерка, что Игоря Ларионова называли Профессором. У меня еще есть фотография с Яромиром Ягром.

В своем возрасте Бондаренко не был лучшим, отец приложил много усилий, чтобы его перевели из ЦСКА в другую команду.

— Я прошел путь от самой сильной команды, которая обыгрывала соперников 10:1 до самой слабой, которая уступала 1:10.

До того, как перебраться в Северную Америку на долгий срок, Иван один раз был в Чикаго со своей русской командой.

— С той поездки я запомнил две вещи: у американских детей были замороженные шоколадные бананы, мне они очень понравились. А еще команда из Детройта просто вынесла нас.

Потом случился разговор отца с сыном, после чего Иван улетел в Денвер.

***

Как-то Александр Могильный рассказывал, что в 11-12 лет его заметил кто-то из «Красной Армии» из системы ЦСКА, прислал ему билет на поезд из Хабаровска в Москву. Могильный ехал на поезде неделю, но по приезде на вокзале его никто не встретил. Огромных трудов мальчику стоило добраться до офиса «Красной Армии» и обнаружить, что никто его там и не ждал.

В такую же неизвестность летел и Бондаренко. В Денвере тренер увидел, как Иван катается и начал ему что-то объяснять. И только позже понял, что мальчик не говорит по-английски и общаться пришлось через гугл-переводчик. Тренер отправил его в команду в штат Вашингтон. Игрок сразу подумал о Белом Доме. Но поехал он не в столицу США, а в небольшой городок Бремертон в штате Вашингтон. Об этом Иван тут же рассказал по телефону маме, которая умоляла его вернуться домой. Но он решил остаться.

Ему предстояло играть против 19-летних и 20-летних парней. Бондаренко был единственным легионером в команде, которая состояла полностью из американцев и канадцев.

— Я ничего не знал, не мог ничего сказать. Через месяц я не выдержал и позвонил родителям, сказал, что хочу домой. Все складывалось не так, как я рассчитывал.

— Хорошо, но если ты вернешься, то я больше не хочу слышать ничего о хоккее, — сказал отец.

И Иван решил дать себе еще один шанс.

— Я решил, что больше не могу сидеть в своей комнате, как в тюрьме, мне придется говорить с людьми и выучить язык.

В сезоне-2013/14 в 37 матчах он набрал 101 (50+51) очко, а английские слова запоминал быстрее, чем набирал результативные баллы. Следующий год Бондаренко решил провести тоже в штате Вашингтон, в команде появились еще легионеры — из Минска, Братиславы и Стокгольма. Никто из них не продержался больше пары недель. Потом Иван перебрался в Аспен, а затем и в Оклахому.

— Европейские хоккеисты беспрекословно слушают тренера, особенно русские. Если не слушать тренера, то ничего не получится в игре. Иностранцы больше мотивированы: они приехали сюда не просто так, они платят деньги не для того, чтобы валять дурака, — рассказал Гари Гилл, который работал с Бондаренко в прошлом сезоне.

В Оклахоме Иван закончил школу, сумев пройти четыре класса за два года, с английским проблем уже не было. В этом сезоне он перебрался в Канаду, где выступает в GMHL лиге — за участие нужно платить от 5 до 10 тысяч долларов. Бондаренко набирал много очков (86 в 19 матчах) и им интересовались в ECHL (Лига Восточного побережья).

— В начале сезона у нас была короткая скамейка — всего 12 человек было в команде. Бывало я играл по 40 минут, после этого мои руки и ноги походили на спагетти. Но я счастлив, что у меня есть возможность заниматься любимым делом. Я выучил другой язык, окончил среднюю школу, встретил свою девушку. Я ни о чем не пожалею, что бы ни случилось!

В ноябре 2018 года он получил травму и выбыл на несколько месяцев. Перейти в ECHL в этом сезоне не получится. В начале февраля он впервые вышел на лед после повреждения. У него все еще есть винты и металлическая пластина в лодыжке, и нет никаких гарантий, что Иван будет готов к плей-офф. Но в Москву возвращаться не будет.

***

Иван решил позвонить маме.

— Мама, я женюсь.
— Что? Кто?
— На девушке. Мы познакомились в Оклахоме.
— Ты в Оклахоме?
— Нет, я в Техасе.
— Ты женился и не сказал нам?
— У нас будет ребенок.
— Сергей! — Татьяна позвала мужа. — Поговори с ним.

Иван все рассказал отцу. Он его выслушал и пошел спать. Мама говорила с сыном еще час. Она заснула, когда уже светало.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

© ООО «Спорт24», 2015–2020