logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo
Михаил
Можаровский

«Буффон сказал: «Брат, я в этом году ни одной тренировки не пропустил». Уникальный профессор из «Динамо»

Интервью с Андреей Милутиновичем — о работе с Буффоном, Модричем и его камере пыток.

ФутболРПЛ
22 марта 2021, Понедельник, 06:00
Александр Мысякин, Sport24

В начале года в «Динамо» устроился профессор Андрея Милутинович — на должность куратора научно-спортивного направления. Что это значит, объяснял клуб: Милутинович должен улучшать физические показатели игроков «Динамо», заниматься анализом, внедрять новые технологии и методики, координировать работу медиков и тренеров по физподготовке. Тем же Андрея сейчас занимается в сборной Сербии.

fcdynamo.ru

Милутинович давно следит за здоровьем Модрича и Буффона. Он также работал с «Интером» и со сборной Хорватии — на чемпионате мира — 2018.

Корреспондент Sport24 Михаил Можаровский узнал у Милутиновича:

  • секрет нескончаемой карьеры Джиджи;
  • что не так с нашими футболистами с точки зрения науки;
  • из-за чего лабораторию Милутиновича сравнивают с камерой пыток;
  • почему он за 15 лет ни разу не брал отпуск.

Скоро в России появится свой Модрич, молодое поколение «Динамо» определит будущее российского футбола

— Ваши ожидания от «Динамо» оправдываются?
— Да, я здесь уже два месяца. Общался с командой вживую где-то две недели, в остальное время работаю через интернет. Мы каждый день на связи с игроками, медицинским штабом, тренерами по физподготовке и Бувачем со Шварцем.

— Чем вообще вас привлекло «Динамо»?
— Я был в России со сборной Сербии [в сентябре 2020-го на матче Лиги наций]. Бувач мне позвонил, встретились в отеле. Он рассказал о «Динамо», о том, как видит развитие команды. У меня было много предложений, но речь шла о командах, где футболисты уже на высоком уровне, и я бы кардинально не улучшил их. А вот «Динамо» — новый проект, который в будущем может развиться. Мне это интересно, я почувствовал, что могу помочь.

fcdynamo.ru

В команде много молодежи. Это первое, что мне понравилось, когда мы разговаривали с Желько о моей работе в «Динамо».

— У вас собственная клиника в Белграде, давно ее открыли?
— Первые шаги делал еще в 2004 году, но тогда это была не клиника, а небольшое помещение, которое напоминало подвал. Я оборудовал его необходимой техникой и начал развивать. В 2012-м я смог построить профессиональный реабилитационный центр, куда футболисты приезжали восстанавливаться после травм, а в 2020-м открыл свою самую большую клинику-лабораторию в центре Белграда.

— Успеваете следить и за бизнесом, и за здоровьем футболистов?
— Это сложно, но я очень люблю свое дело, поэтому работаю через не могу. Бывают моменты, когда устаю, но большинство времени все равно кайфую от того, что делаю.

— В чем сложность?
— В том, что я занимаюсь живыми людьми, а не машинами, например. Я отвечаю за здоровье футболистов, которые зарабатывают огромные деньги.

— Грулев, Лесовой, Захарян, Евгеньев и Тюкавин поедут на молодежное Евро. Это результат вашей работы в том числе?
— Это результат работы клубной системы. Есть и другие молодые футболисты, которые развиваются почти на таком же уровне.

— Кого вы имеете в виду?
— Например, Школик. Есть еще ребята, моя работа распространяется в том числе и на игроков академии «Динамо». В этом главная задача — следить за состоянием футболистов на всех уровнях, а не только в основной команде.

— Как именно проходит ваша работа?
— Медицинский штаб передает мне информацию по игрокам. Я ее анализирую, провожу тесты. Они дают понять, в каком состоянии игроки находятся. Для каждого определяется направление, в котором нужно двигаться, чтобы прогрессировать как можно быстрее. Дальше составляется индивидуальный план тренировок, питания, режима сна.

— Давайте на конкретном примере.
— Игорь Школик прошел все необходимые тесты. Мы определили: ему надо набрать три килограмма мышечной массы. Сейчас рассчитываем срок, за который он должен это сделать. Исходя из этого формируется индивидуальный тренировочный подход, чтобы развить силовые качества. Рацион питания Школика тоже направлен на выполнение этой задачи.

— В «Спартаке» играл Андре Шюррле. Он полностью отказался от мяса. Спад в его карьере связан с вегетарианством?
— Считаю, от мяса отказываться нельзя. Но каждый организм индивидуален. Как раз на это и направлена моя работа — максимально изучить все особенности и подобрать оптимальный рацион питания для каждого футболиста.

— Прямо для каждого?
— Бувач и Шварц передали мне список из десяти футболистов, для которых я сейчас составляю план питания. Смотрю на количество жировой ткани и воды в организме, анализирую мышечную массу, много других показателей. Эти тесты могут выявить, например, что футболисту можно есть говядину или рыбу, но только в определенной пропорции — тогда от этих продуктов будет польза. В моей программе все компоненты расписаны в граммах, поэтому футболисты точно понимают, что можно есть, а что нет.

— Как познакомились с игроками «Динамо»?
— Встретились на зимнем сборе, я рассказал, как работают топ-футболисты: как питаются, сколько пьют воды, какие микроэлементы и витамины принимают, как спят. Это мелочи, которые и создают успешную картину в будущем. Мы будем воспитывать молодых футболистов по новой системе, и она точно изменит российский футбол.

— Через сколько лет она даст результат?
— Любому серьезному проекту, как в футболе, так и в бизнесе, нужно три года, чтобы все заработало. Захаряну, Тюкавину, Грулеву и другим игрокам сейчас от 17 до 21, скоро они будут ведущими футболистами в России, на них будет строиться русский футбол.

— Есть шанс, что через несколько лет у нас появятся свои Модричи и Буффоны?
— Не то что шанс — это произойдет обязательно, не сомневаюсь.

Модрич и Буффон давно работают с Милутиновичем. Джиджи отвечает, когда завершит карьеру

— В интервью Bild вы сказали, что просите игроков давать всю информацию, какой бы незначительной она ни казалась. Давайте проясним: если игрок на прогулке с девушкой позволил себе сладкую вату или колу, об этом надо сообщить вам?
— Знаю, что иногда напрягаю футболистов: они думают, что я собираю совершенно неважные сведения, но это не так. Как раз такие мелочи играют ключевую роль. Посмотрите на игроков, с которыми я работаю: Буффон, Модрич, Коларов. Они уже возрастные футболисты, но все равно играют на высоком уровне. Почему? Они профессионалы и обращают внимание на каждую мелочь. Спортсмен всегда должен следить за своим телом, относиться к нему бережно, как хороший автовладелец относится к своей машине — всегда тестирует ее, заливает только лучший бензин.

— С вашей помощью Буффон никогда не завершит карьеру.
— О да, даже у меня вопросы к нему появляются! Кстати, мы недавно общались на эту тему, я спросил Джиджи: «Скажи, сколько лет еще вообще играть собираешься?»

— И что он ответил?
— Сказал, что спрашивать надо не у него, а у меня! А если без шуток, ответил так: «Брат, я в этом году ни одной тренировки не пропустил, все упражнения делаю не хуже молодых вратарей (резервный вратарь «Юве» — 18-летний Джованни Гарофани. — Sport24). Если бы почувствовал, что их физическое состояние лучше моего, если бы мне хоть раз сказали, что я могу не делать это упражнения из-за возраста, я бы сразу завершил карьеру. А пока выполняю объем работы наравне с другими игроками, буду играть».

— Вы прямо волшебник.
— Нет, я в таких случаях всегда говорю: решает только наука. Мы всегда работаем с игроком в связке, один я не сделаю его лучше. Вы заметили, я всегда говорю «профессионал» — для меня это важно. Буффон именно такой, поэтому он мне и говорит в 43 года, что по физическому состоянию готов играть еще несколько лет.

— Как именно вы изменили Буффона?
— В 2010 году Джиджи перенес операцию по удалению межпозвоночной грыжи. После этого я полностью перестроил его тренировочный процесс, сделал уклон в сторону профилактики и восстановления. Рассказал о важности правильного питания, подобрал рацион, у Джиджи это вошло в привычку. С каждым годом он все больше внимания уделяет тому, что попадает в его организм. В моей работе очень важно, чтобы футболист мне доверял, поэтому мы общаемся почти каждый день. Игроки ведь забывают делать то, что им не очень нравится, приходится напоминать.

— То есть вы можете позвонить Буффону и напомнить, что ему нужно пойти и сделать какое-нибудь упражнение?
— Такое тоже может быть.

— О чем вчера с ним говорили?
— Вижу, что он переживает, потому что мало играет. Он мне говорит, что чувствует в себе силы, но может быть, если он так и останется в роли запасного, то через 2-3 месяца завершит карьеру.

— Вы работали со сборной Хорватии на ЧМ-2018. Насколько причастны к их успеху?
— О нет, такие результаты достигаются только за счет команды. Один человек ничего не решает — ни Модрич, ни я. Поймите, чтобы добиться такого результата, каждый член команды должен выполнить свою работу на максимум: физиотерапевт, массажист, повар.

— Модрича признали лучшим игроком недели в Лиге чемпионов — он был шикарен против «Аталанты». Луке 35, что вы с ним делаете?
— Беру себе маленький процент от успеха игрока. Точно знаю, я нашел ключ от организма Луки. С Модричем мы давно работаем вместе, он невероятный профессионал, благодаря такому отношению к работе он до сих пор один из лучших.

— Главный совет, который вы дали Модричу?
— Любая проблема решается через работу. Если раньше он мог после неудачной игры искать причину в ком-то другом, то сейчас в первую очередь начинает с себя, думает, как стать лучше.

— Поздравили его с выходом в четвертьфинал?
— Конечно, но уже сбился со счета, сколько матчей он сыграл на таком уровне. Лука сказал мне после игры, что чувствует себя лет на 27. Когда мы начинали работать, он думал, что завершит карьеру в 30, но я ему сразу ответил: до 33 точно будешь в порядке. Теперь ему не хочется заканчивать, потому что физическое состояние отличное.

— Через несколько лет мы можем увидеть Модрича в футболке «Динамо»?
— Все зависит от амбиций. Если ему и клубу это будет интересно, то, думаю, да. Намекну Луке за чашечкой кофе, что в России его ждут!

«Я поговорил с каждым, только потом подписал контракт». Милутинович помешан на профессионализме во всем

— В «Динамо» условия сильно отличаются от «Интера»?
— Вообще нет. Я сотрудничал с командами мирового уровня, и организация работы здесь ничем не отличается по уровню. Мы только начали выстраивать новую схему работы, пока я доволен всем, что увидел в «Динамо».

— В одном из интервью вы говорили: ненормально, когда люди внутри клуба не общаются и даже не знают друг друга. Здесь со всеми успели познакомиться?
— Да, конечно. Сразу дал понять: если мы настроены серьезно, то я хочу общаться не только с руководством, но и со всеми, кто работает в «Динамо» — со специалистами по физподготовке, медицинской службой.

В ноябре я еще раз прилетел в Москву, поехал на базу и там уже общался со всеми напрямую, глядя в глаза. Думаю, это правильный подход: познакомиться, открыто поговорить, узнать, как они смотрят на ситуацию. Поэтому, на момент подписания контракта у меня была информация о каждом, кто работает здесь.

— Что больше всего впечатлило за время работы?
— Через пару месяцев открываем лабораторию «Динамо» — там будет лучшее оборудование в мире, которое позволит регулярно тестировать футболистов. Сейчас на базе в Новогорске идет ремонт помещения, которое будет носить название «Динамо-LAB». Это будет первая клубная лаборатория в России. Такие есть у «Милана», «Реала». Думаю, наша будет даже лучше: мы поставим туда новейшее оборудование, которого у других клубов еще нет.

— А ваши разработки там будут?
— Конечно. Можно сказать, частичку белградской клиники я перевез в Москву. Главное — эта лаборатория останется в «Динамо» навсегда. Я обучу людей, расскажу им, как лучше работать с каждым тренажером и системой тестов.

— Наших футболистов часто критикуют за не самое профессиональное отношение к своему здоровью. Вы с этим столкнулись?
— В «Динамо» такого не заметил вообще. Я честный человек, который всегда говорит правду в глаза: если бы увидел такое, уже бы не был на своем месте, поверьте. Мне нужен только профессиональный подход, это всегда дает результат. Может, не прямо сейчас, но на длинной дистанции, которую мы хотим покорить, обязательно.

— В чем вы видите главный ресурс «Динамо»?
— Определенно, молодежь. Эти футболисты через полтора-два года должны поменять картину российского футбола. У них с самого начала карьеры правильный подход: они будут следить за собой, работать по определенному индивидуальному плану. Я должен показать им все детали, научить профессионализму. Если они сейчас начнут делать работу, по которой занимаются лучшие футболисты мира, мы достигнем желаемого.

В футболе стало больше науки: наши клубы не следуют современным тенденциям, из-за этого провалы в еврокубках

— В современном футболе качество игры определяет интенсивность, а ключевая статистика — это показатели рывков и спринтов. Насколько вы с этим согласны?
— В принципе, да. Акцелерация и децелерация — самые важные показатели движения футболистов на поле. Они говорят, насколько футболист готов делать рывки туда-обратно на три-четыре метра. Исходя из этих данных мы предполагаем, сколько таких повторений футболист может сделать непосредственно в игре.

Я вам так скажу: последние два-три года в Бундеслиге количество спринтов увеличивается каждый год на 7%. Чемпионат Германии становится интенсивнее год от года.

— Давайте сравним Бундеслигу и РПЛ по интенсивности футбола.
— В РПЛ футболисты теряют много энергии из-за погодных условий. Это сильно влияет на интенсивность игры — в такую холодную погоду организму нужно тратить больше энергии на обеспечение хорошего состояния тела. Так еще и поле тяжелое, это тоже надо учитывать. В таких условиях очень сложно подготовить микроцикл для футболистов.

— На какие еще показатели смотрите?
— Анализы крови, конечно. Смотрю на показатели креатинкиназа, лактаты. В анализе мочи — на все, в том числе и на цвет — он показывает уровень дегидратации организма. Эти показатели помогают нам понять состояние футболиста. Игроки сдают множество тестов, от результатов которых я отталкиваюсь при составлении программ.

— Наши клубы проваливаются в еврокубках — там совершенно другие скорости и наши команды им не соответствуют. Возможно изменить это за счет развития научно-спортивного направления?
— Это на сто процентов так, однозначно. Мы должны воспитывать футболистов с правильным подходом к делу.

Крайне редко даю комментарии о работе других, но Бувач и «Динамо» удивили меня современным взглядом на футбол. Мы увидим рост молодых футболистов — это лучше, чем покупать иностранцев с большими зарплатами, которые не принесут пользы российскому футболу.

Тренажерный комплекс в клинике Милутиновича сравнивают с камерой пыток

— В 2013-м вы получили два года дисквалификации от УЕФА за потасовку в концовке матча молодежных команд Англии и Сербии. Что там случилось?
— Это была очень эмоциональная игра, мы немного потолкались, и все. Один футболист зацепил другого, и началась стычка. Такие эпизоды показывают, насколько сильно я переживаю за своих футболистов. Кстати, УЕФА потом отозвал мою дисквалификацию, суд признал ее ошибочной.

Я переживаю и когда смотрю игру «Динамо». Даже если у детей температура, я волнуюсь меньше.

— В Bild сравнили фитнес-залы в вашей клинике с камерой пыток. Почему?
— Да, слышал! Просто я работаю по своей системе. В зале стоят тренажеры, которые я сам придумал. Разрабатывал и консультировал все это оборудование 20 лет. Поэтому все, кто видит мои залы впервые, удивляются. Я скорее отношу его к лаборатории — мое оборудование на 95% отличается от обычного тренажерного зала.

fcdynamo.ru

— Слышал, вы за 15 лет ни разу не были в отпуске.
— Понимаете, вот сейчас ко мне в реабилитационный центр приехали игроки из «Наполи», «Ювентуса», сборной Хорватии. У них травмы ахилла, крестообразных связок — как я могу уйти в отпуск? Я кайфую от круглосуточной работы.

— Если «Динамо» в обозримом будущем выиграет РПЛ, уйдете в отпуск?
— Ха-ха. Если это «Динамо» станет чемпионом, работать придется еще больше. Другие клубы тоже захотят таких же мгновенных результатов и обратятся ко мне.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android