logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Я не лазутчик и не враг. Я пришел защищать цвета большого и великого клуба». Паршивлюк — о «Динамо» и «Спартаке»

Откровенное интервью.

Футбол
2 февраля 2021, Вторник, 07:00
Екатерина Данилова, Sport24

Сергей Паршивлюк перебрался в «Динамо» в июне 2019 года. Для многих этот футболист прочно ассоциируется со «Спартаком». Это неудивительно, ведь там он провел в общей сложности 20 (!) лет: 10 в детско-юношеском футболе и еще столько же — на взрослом уровне. Потом были «Анжи» и «Ростов», после чего — возвращение в Москву, но к историческому сопернику. Корреспондент Sport24 встретился с Паршивлюком на сборе «Динамо» в Турции и узнал от него:

  • как он видит ситуацию со своим уходом из «Спартака»;
  • почему он отказался целовать эмблему «Динамо» на встрече с болельщиками;
  • что пишут ему в директ и как он на это реагирует;
  • какие правила установились в «Динамо» при Сандро Шварце;
  • с кем из-прежнего «Спартака» он старался лишний раз не попадать в «квадрат»;
  • какое качество его притягивает в Валерии Карпине;
  • в какой московской академии сейчас занимается его сын.

А еще Паршивлюк отвечает на эксклюзивный видеовопрос от хорошего друга Хорена Байрамяна.

Паршивлюк усиленно изучает английский. Даже фильмы и сериалы смотрит в оригинале

— Что самое нелюбимое в сборах? — задумывается Сергей. — То, что в целом они напоминают день сурка, каждый день одно и тоже: просыпаешься, взвешиваешься, идешь на завтрак и так далее. Никакого разнообразия. Сериалы, фильмы, книги, все приедается уже на пятый-шестой день. Выключаешь мозг и включаешь уже только на тренировках.

— Какие из последних сериалов посмотрели залпом?
— Залпом — «Ход королевы». Я последнее время активно изучаю английский, поэтому стараюсь все смотреть в оригинале. Очень зашел сериал «Тед Лассо» — про то, как тренер сборной колледжа Канзаса по американскому футболу приезжает тренировать команду АПЛ, ничего толком не понимая в футболе. Оттуда стараюсь брать футбольные термины на английском. В последнее время подсел на американские вечерние шоу: «The Late Late Show with Jason Corden», «The Tonight Show Starring Jimmy Fallon», «The Ellen DeGeneris Show» Люблю посмотреть американских комиков, например, Кевина Харта, Дейва Шаппелла. Где-то подсматриваю в субтитры, но стараюсь вниз глаза не опускать.

— А почему начали активно изучать английский?
— Да просто нравится. Я нашел женщину-преподавателя, занимаюсь с ней второй год. Она мне поставила цель, и я с ней солидарен — хочу сдать экзамен IELTS, чтобы у меня был сертификат.

В «Динамо» при Шварце все должны ходить в столовую вместе. Похожее у Паршивлюка было при Карпине — даже еще жестче

— С Сандро Шварцем быстро сработались?
— С первых дней, да даже с первых часов общения между мной и Сандро появилось взаимопонимание. Возможно, как раз благодаря тому, что я владею языком. Мы общаемся без переводчика, это тоже помогает в коммуникации. Впечатления от тренера самые позитивные: от тренировочного процесса до человеческих качеств все просто супер.

— Сотрудники «Динамо» рассказывали, что Шварц очень любит дисциплину. В чем это проявляется?
— Например, в столовую нельзя ходить в тапочках или сланцах, должны быть надеты кроссовки. В сборной при Капелло было то же самое. На ужин — в брюках, но это тоже часто встречается среди других тренеров. Теперь начинаем прием пищи все вместе. Но это нормальные требования. Каким-то прямо жестким я бы Сандро не назвал.

— При российских тренерах такое было?
— У Карпина. Немного жестче даже: ты должен подождать, пока весь стол доест, чтобы уйти. А все едят с разной скоростью, и вот ты сидишь, ждешь последних.

— В период между Новиковым и Шварцем команду тренировал Бувач. Какие впечатления от работы с чемпионом Бундеслиги?
— Интенсивность увеличилась в несколько раз, стало меньше пауз, надо быстрее думать на поле. Некоторые упражнения как раз заточены на развитие быстрого мышления: ты не должен переживать об ошибке, потому что игра продолжается. И чем быстрее ты переключишься, тем быстрее отберешь мяч.

— Переход «Динамо» на другую игровую модель сразу стал ощущаться?
— На любую адаптацию нужно время, для этого сборы и необходимы. На каждой теории Сандро конкретизирует, что мы должны играть в свой футбол — это прессинг, игра вперед, как можно меньше возни с мячом и заточенность на атаку. Конечно, это энергозатратная игра и нужно быть в хорошей физической форме, чтобы были силы бежать вперед и назад. Но мы видим, что это приносит результат.

— Цитата эксперта «Матч ТВ» Мостового: «Обидно, что два самых легендарных клуба в нашей стране тренируют иностранцы. Ни тот, ни другой в футбол не играли». Что скажете?
— Начнем с того, что бывший футболист — не равно эксперт (улыбается). Если бы на рынке было изобилие наших тренеров, никто бы не звал Тедеско и Шварца. Тренер тренеру рознь. Это я пытаюсь высказаться, чтобы никого не обидеть, и чтобы люди все поняли. Многие русские специалисты вроде бы в процессе, чем-то там интересуются, но они не настолько погружены в это, как должны. Среди них есть исключения: люди, которые 24/7 с командой. А бывают и среди иностранцев такие, кто приехал, потренировал и уехал — все индивидуально.

— Кто является исключением? Из русских тренеров.
— Из тех, с кем я работал — Карпин. Это человек, который горит своим делом. Ну, еще Черчесов, наверное. Я работал с ним, когда он только начинал. Тогда он очень сильно горел работой. Сейчас, наверное, тоже горит.

При Черчесове Паршивлюк ходил по базе «Спартака» тенью. И старался не попадать в квадрат с Ковалевски

— Смотрели интервью Станислава Саламовича после разгрома от Сербии?
— Смотрел.

— Какие мысли возникли?
— Было странно услышать такие слова от тренера сборной России. Больше я комментировать это не буду. Думаю, вы знаете, как у Пивоварова…

— «Все всe понимают».
— Да. Пивоварова очень люблю, кстати.

— Кроме Пивоварова, что еще смотрите на YouTube?
— «The Люди» смотрю, Дудя. Но его, понятно, все смотрят. Кстати, одно из первых интервью в своей карьере Юра делал со мной. Как сейчас помню, мы записывали его в новой машине, которую я купил будущей супруге. Это был год 2010 где-то, Юра был журналистом какой-то спортивной газеты. Он начал интервью с фразы — «Мы в новеньком Porsсhe Сергея Паршивлюка». Это я сейчас понимаю, что у него такая фишка, спрашивать про деньги, тачки. А тогда мне стало обидно, и я подумал: зачем это надо было говорить? Так мы с Юрой и познакомились.

— Вернемся к Черчесову. Вы с ним работали, когда он только начинал тренерскую деятельность. Черчесов тогда и Черчесов, которого мы видим сейчас — разные люди?
— Думаю, это тот же человек, просто набравший определенный «вес». Опять же, я не могу судить объективно: мне было 18 лет, когда я только начинал с ним работать. Я тогда на всех смотрел с круглыми глазами, ходил тенью, чтобы меня никто не видел. Это сейчас молодые ходят с короной на голове. Раньше — нет. Помню, как старался не попадать в квадрат с Войцехом Ковалевски, чтобы мне не прилетело лишний раз. Понимаете, Черчесов был моим первым большим тренером, который подтянул меня из дубля, дал шанс. Я не могу здесь судить объективно.

Ответ Ковалевски: Бывший вратарь «Спартака» ответил на реплику Сергея в комментарии для Sport24:

«Не знаю, почему я такое впечатление оставил у Паршивлюка. Он тогда только начинал. Может, просто, как многие тогда, смотрел на меня и видел большого и лысого дядьку (смеется)? Он ведь сам сказал, что на всех смотрел большими круглыми глазами. Паршивлюк вообще был тихим парнем, и при этом серьезным. Он старался на тренировках и выделялся характером. Этот характер ему и помог, когда он начал играть постоянно и стал впоследствии капитаном «Спартака».

— А если главный тренер сборной публично предъявляет претензии футболисту на всю страну?
— Нет, я сразу сказал, что для меня это, как минимум, странно. Ты можешь назвать футболиста как угодно у себя в номере, тет-а-тет. Дальше — вы либо пожмете руки, либо поругаетесь и больше не захотите друг друга видеть. Но публично говорить на всю страну — некорректно, как мне кажется.

— Это происходит из-за статуса, который Черчесов приобрел после ЧМ?
— Думаю, это просто такая черта характера. Станислав Саламович был такой всегда. Просто с достижением определенного уровня, целей, с победами и всем остальным ты еще больше уверен в своей правде и ходе мыслей. Вот и все.

В юности Паршивлюк пил протеин и креатин для увеличения мышечной массы. Сейчас он регулярно ходит в зал

— В одном из интервью Антон Шунин рассказывал, как однажды в команде решили подшутить над Гранатом — повесили его огромный портрет вместо картины «Легенды клуба» на базе. Над вами часто подшучивают?
— Про себя не могу вспомнить, а то, что знаю про других — точно не для печати (улыбается). Могу рассказать про Байрамяна со слов ребят из «Ростова». Они как-то решили прийти на теорию с прической Хорена — купили 5-7 париков, надели и сидели так все занятие.

— Раз уж мы заговорили о Байрамяне, наша редакция связалась с вашим хорошим знакомым и попросила записать вам любой вопрос.

Видеообращение Хорена Байрамяна:

«Парш, здорово! Как ты, брательник? Слышишь, скажи пожалуйста, а как ты так делаешь, что у тебя пресс всегда в идеальном состоянии, а? Ты что зимой, что летом можешь обменяться майками при всех, как так? Ты за питанием следишь или упражнения какие-то делаешь? Скажи, пожалуйста».

— (Смеется) Да никакого секрета нет на самом деле. У меня есть фотография от 2009 года, где я стою без майки с Георгичем — с Карпиным, — я там прямо худой-худой. Посмотрел на это фото и не то чтобы увлекся залом, но понял, что мне чего-то не хватает. Помню, еще лет в 15 кто-то сказал, что надо набрать мышечную массу, и мы с ребятами начали пить протеин, креатин. Причем мы пили смеси, но не делали ничего в зале (улыбается).

— Хотели, чтобы по щелчку пальцев все было?
— Да-да, думали, что выпьем, мышцы сразу вырастут и все будет супер. Сейчас постоянно поддерживаю форму в зале. Плюс увидишь каких-нибудь латиносов, которые все подтянутые такие, любят себя — и тоже хочется выглядеть так же. Поэтому сразу идешь в зал. Мне нравится выглядеть сильным. Сын порой подходит, просит напрячь мышцы, удивляется.

Почему Паршивлюк не пошел объясняться к болельщикам. И почему отказался целовать эмблему

— В свое время на презентации вы отказались целовать эмблему «Динамо». Кто-то из болельщиков эту историю вспоминал?
— Целовать или не целовать пусть каждый для себя решает. Никто из динамовских болельщиков в лицо мне не говорил, что я такой-сякой, должен уйти из клуба. Наоборот, мне было удивительно и приятно услышать аплодисменты в свой адрес, когда я уходил с поля в матче с тульским «Арсеналом». Болельщики выразили уважение за проделанную работу — это то, что мне надо, что я как раз и пытался донести до них, когда сюда приходил. Я же не лазутчик какой-то, не враг. Я пришел защищать цвета большого и великого клуба — это моя работа, и я отдам все силы на поле.

— Целовать эмблему было бы лицемерием?
— Конечно. Потешить чье-то самолюбие? Мне этого не надо.

— Почему после поражения от «Сочи» в сентябре 2019 году вы не пошли на откровенный разговор с фанатами «Динамо»?
— Во-первых, потому что я сыграл тогда только тайм, получил небольшое повреждение и меня заменили. Во-вторых, на тот момент я был новым человеком в команде. Есть люди с целой историей в этом клубе, с другим «весом», а подходить мне и что-то рассказывать за предыдущие моменты, когда меня даже не было в «Динамо»… я не видел смысла. Недовольство болельщиков имело ведь накопительный характер, отвечать мне за это было бы несколько странно.

— Долго шла притирка с болельщиками «Динамо»?
— Да по сути не было никакой притирки. Я знал, что только игрой могу заслужить правильную реакцию.

— Даже не свистели ни разу?
— Ну свистят люди, но я понимаю, что мне могли бы так же свистеть, если бы я гипотетически вернулся в «Спартак». Нашлись бы люди, которые сказали бы: «Зачем он нам нужен? Вы взяли отработанный материал». Всегда будут те, кому ты не нравишься вне зависимости от того, какую игру показываешь. Обязательно найдется человек, для которого фамилия Паршивлюк в синей футболке с буквой «Д» на груди неприемлема. Я не в том возрасте и не в том положении, чтобы на это реагировать. Иногда это даже мотивирует: это вы мне свистите? А я докажу игрой, что достоин надевать эту форму с логотипом «Динамо» на груди.

— А в молодости реагировали?
— Да, бывало. Особенно на оскорбления в соцсетях. Я не то что сейчас жалею, просто понимаю, что это была моя слабость. Из-за постоянных оскорблений после неудачных игр я в свое время удалил инстаграм. Болельщики зачастую не понимают, что мы так же переживаем, как они. Для нас это еще хуже, это наше любимое дело и работа. Если станешь плохо играть, будешь не нужен клубу. Сейчас уже не реагирую на оскорбления.

— Стали мудрее?
— Да. Недавно как раз была история после игры с «Рубином», когда в борьбе со мной Хвича сломал нос. Грузинские болельщики завалили мне директ, писали, что я не умею играть, ну и разные другие слова (улыбается). Но уже не реагирую на это. Я-то знаю, что там был игровой эпизод. После игры я набрал Хвиче, мы поговорили, все уладили. Он абсолютно нормально отнесся, все понимает.

— А бывают примеры позитива от болельщиков?
— Даже любовь не стоит принимать близко к сердцу. Сегодня тебя любят, завтра уже ненавидят, поэтому я всегда стараюсь дистанцироваться. Конечно, всегда приятно, когда тебя узнают и помогают. Вот буквально на днях обставляли комнату в доме, приехал специалист, оказался болельщиком «Динамо». Сказал, что сделает все на высшем уровне. Среди моих знакомых есть болельщик «Спартака» Саша Хрычара — человек с инвалидностью. Казалось бы, своих проблем должно хватать, а он до сих пор помнит меня, пишет, поддерживает.

Уход из «Спартака»: Паршивлюк подтверждает версию про слив со стороны ветеранов

— Какой у Сергея Паршивлюка главный недостаток?
— Иногда бываю слишком эгоистичным.

— В чем это проявляется?
— Порой хочется побыть одному, погрузиться в себя. Но понимаешь, что у тебя есть родители, семья. Бредятина — звонить просто для того, чтобы не обижались, что не уделяешь много внимания. Хочется побыть одному — не звонишь, а родители на тебя обижаются и вроде бы по делу. Но иногда хочется просто абстрагироваться от этого.

— У Карпина круто получилось на телеке. Да и в его главном ремесле, тренерском, все ладится. За счет чего?
— 95% футболистов, которые работали с Георгичем, замечательного о нем мнения. Учитывая даже то, что когда они были в командах-соперниках и думали про Карпина, что он какой-то не такой. А потом свое мнение меняли. Есть в нем какое-то притяжение, харизма. Он человек честный, прямой. Как есть, так и скажет. Честность всегда притягивает. Он полностью погружен в команду, контролирует каждую тренировку. Поэтому даже с такой текучкой кадров, как у «Ростова», Валерий Георгиевич показывает результат. У них есть четкая структура и командный рисунок. За счет этого в нашей лиге можно бороться за высокие места.

— Четыре года назад вы сказали, что когда-нибудь поделитесь деталями ухода из «Спартака».
— Я до сих пор не вижу смысла ворошить прошлое. Да и не думаю, что кому-то это интересно.

— Подождите, вы воспитанник клуба, один из самых молодых капитанов в истории, болельщики «Спартака» вам до сих пор аплодируют после матчей. Конечно, им интересно узнать, почему вам пришлось покинуть родную команду.
— Мне надо подготовить почву для этого (смеется). Если даже расскажу, через две минуты позвонят Дмитрию Аленичеву, а он скажет, что все это полный бред, такого не было, Паршивлюк просто не соответствовал уровню «Спартака» из-за своих повреждений, третье, четвертое, пятое. Я пережил эту историю, у меня все более-менее хорошо. Конечно, обидно и досадно, что именно так получилось.

— Давайте я выдвину версию.
— Давай (смеется).

— Аленичев не очень в вас нуждается, на тренировках ставит на неудобные позиции, затем отправляет в дубль. В связи с результатами в клубе понимают, что отставка Аленичева близко и вопрос с вами пока откладывают.
— Так.

— Далее приходит Каррера и возвращает вас в команду. Игрой он доволен, но Массимо тогда сильно прислушивался к мнению ветеранов «Спартака» — а они дали понять, что Сергея Паршивлюка в составе видеть не особо хотят. Насколько это близко к правде?
 — Вторая часть правдивая. Я не был свидетелем тех событий, но по моей информации от разных источников, такое было. Мне такое сообщали. Теперь этим ветеранам я не жму даже руки, а они закрывают глаза.

— В каком смысле закрывают?
— Делают вид, что я несу пургу какую-то и все было не так.

— В этой группе 2–3 человека?
— Ну да.

— Этим летом британский таблоид The Sun опубликовал анонимное письмо футболиста АПЛ, который признался в нетрадиционной сексуальной ориентации. В нем он рассказал, что боится об этом рассказать одноклубникам. Представим, что к вам подошел условный одноклубник и решил признаться, что он гей. Какой будет ваша реакция?
— Честно, шок. Но это опять же наши стереотипы. Так сложилось, что футбол — мужской, брутальный вид спорта. Мы — мужики, бывает, что в раздевалке и девушек можем пообсуждать. А это что-то другое, что в голове у тебя не укладывается, и ты в первую очередь думаешь, что это ненормально. Поэтому, конечно, шок. Это интересная тема, мы с друзьями ее тоже обсуждали: условно, если твой близкий друг признается, что он гей, как у тебя изменится отношение к нему, будешь ли ты теперь рассматривать все его поступки через призму гомосексуальной ориентации и правильно ли это?

— И как вы ответили?
— Сложно, потому что я не был никогда в такой ситуации. Мне бы хотелось реагировать на это нормально, адекватно. Но, понимаю, что в силу заложенных традиционных представлений о жизни и отношениях может быть непросто. Здесь каждый сам для себя решает, как относиться к той или иной информации.

— А есть знакомые нетрадиционной ориентации?
— Через два рукопожатия. То есть, мало знаем друг о друге, но сидели в одной компании, общались, все нормально.

Немного про Дзюбу: если играли в «камень, ножницы, бумага», то не заканчивали, пока он не победит

— Вы играли вместе Дзюбой. В те времена могли представить, что он превратится в звезду российского футбола и настолько реализует свой потенциал?
— Мы с ним не одногодки, но могу сказать, что во всех детско-юношеских командах он считался одним из лучших игроков. А когда попали с ним вместе в основу, я понял, какой характер у него: человек не любит проигрывать вообще ни во что. Если играли в «камень, ножницы, бумага», то не заканчивали, пока он не победит. Договорились, допустим, до трех, но он будет уверять, что до пяти. Этот человек — победитель по характеру. Поэтому с такими данными и характером он имеет сейчас то, что имеет.

— В общем, все по делу?
— Да. Это человек, который любит преодолевать трудности, ему спокойное течение не нравится, всегда нужна какая-нибудь проблема, чтобы ее решить. Очень показательная история была с его арендой в Тулу. Перед ЧМ-2018 все лавры были у Феди Смолова, а Артем казался запасным. Но у него наверняка в голове сидело, что он номер один. Вот это все и скомпилировалось в один комок энергии, который выплеснулся в самое нужное время. Никто бы так о Дзюбе не говорил, если бы эти же действия пришлись на отборочный цикл. А сложилось все удачным образом: домашний мундиаль, все эти видео, где он заводил команду.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Дзюба — это игрок только для РПЛ?
— Не согласен. В Англии легко бы мог его представить, вообще легко. Сколько там нападающих, которые намного хуже технически оснащены, чем он. Попав в команду, где ему доверяли бы, думаю, он бы смог заиграть. Понятно, что сейчас уже нет такого сценария — он подписал новый контракт с «Зенитом», но если рассуждать гипотетически, то я такой вариант вижу.

— А вы когда-нибудь были близки к переходу в европейский клуб?
— Прям близок не был. Один раз только была история, но я не знаю, насколько много в ней правды.

— Так.
— 2009 год, Стипе Плетикоса вернулся из расположения сборной Хорватии и спрашивает у меня: «С тобой разговаривали?». Я не понял: кто, чего. А потом выяснилось, что агент Стипе ему сказал, что «Фиорентина» держит под меня место. Ну и все.

— Как все? Не было никакого продолжения?
— Потом после какой-то из игры мы поехали всей командой в ресторан, раньше в «Спартаке» была такая традиция. И там я у Дмитрия Львовича Попова спросил про это, он тогда тоже был спортивным директором. Не помню точно его ответ, но вроде как да, интерес такой был.

Паршивлюк не хочет быть экспертом на «Матче»: ему скучно смотреть, как там разбирают футбол

— Вы на футбольном поле мячи порой выгрызаете вместе с ногами. А в жизни когда последний раз дрались?
— Я очень миролюбивый человек. Помню, когда был в «Анжи», нас отвезли пострелять в тир. И я себя очень дискомфортно чувствовал. Вообще не люблю оружие. Не люблю всякого рода конфликты, считаю, что их можно избежать. В наше время это вообще не нужно. Поэтому, последний раз я дрался, наверное, в классе седьмом. Помню, даже тогда сказал, что не буду драться, а мне товарищ по команде два раза ударил по лицу, губу разбил вроде. Но я сдачи не давал, потому что обозначил свою позицию.

— Кем себя видите после завершения футбольной карьеры?
— Хороший вопрос, потому что я пока не знаю на него ответа. Тренером я себя не вижу.

— Есть замечательное видео, где молодой Паршивлюк ходит по улице с микрофоном и опрашивает жителей Москвы. В кадре там смотритесь очень хорошо. Не думали над телевизионной карьерой?
— Если бы было спортивное телевидение, как Sky Sports, где Гари Невилл и Джейми Каррагер противостоят друг другу в кадре, то — да. Это реально круто смотреть. Либо как в Америке, где Шакил О’Нил и Чарльз Баркли, вечные соперники на площадке, продолжают свое противостояние на ТВ. Это классно выглядит, такой формат интересен. А когда все одинаковое из раза в раз: те же люди, те же вопросы, те же слова — такое не очень привлекает.

— Речь о «Матч ТВ», потому что это, по сути, единственный спортивный телеканал в России?
— Да, в таком формате мне неинтересно работать. «Как прошла игра?» — «Ну, этот мог сыграть получше, а другой не показал свой уровень». Вот и все. Что в этом такого? И как Володя Быстров тоже не хочется. Кстати, без шуток, Володя в этом плане для меня стал открытием, я же с ним играл, ему вообще не до этого было. Но он молодец, пытается найти себя.

— Программы с его появлением наиболее рейтинговые.
— Ну хоть как-то оживилось спортивное телевидение.

— В последнее время в интервью модно спрашивать про политику. Как считаете, политика и спорт могут существовать отдельно друг от друга?
— К сожалению, у нас политика вмешивается в спорт. Далеко за примерами ходить не надо: Ракицкий и Ордец не вызываются в сборную Украины только из-за того, что они играют в РПЛ. Как так? Это же неправильно.

— Ордецу много угроз приходило?
— Поначалу было такое, да. Сейчас стало получше.

— А его семья живет в Москве?
— Они живут на два города — Киев и Москву.

— В новогоднем видео на клубном канале вы с Ордецом задавали друг другу вопросы. Говоря тогда, что спортсмены не пьют, насколько вы были близки к правде?
— Вообще неправда. Мы такие же люди, которые могут выпить бокал вина за ужином или пинту пива после игры, не вижу в этом ничего зазорного.

— У вас есть знакомые футболисты, у которых есть настоящие проблемы с алкоголем?
— Да, есть. Не скажу, кто это, потому что он еще играет. Не могу.

— Этот человек был вашим одноклубником?
— Да. Но он сейчас не пьет вообще. Насколько я понимаю, это болезнь. Но он молодец, взял себя в руки, даже в отпуске не позволяет ни капли.

Дети Паршивлюка: сын занимается футболом в школе «Барселоны», дочь — художественной гимнастикой

— У вас восьмилетняя дочка Аня и пятилетний сын Данила. Какой Сергей Паршивлюк отец?
— Разный (улыбается). У меня есть грешок, какие-то неудачи на работе порой переношу домой. Могу быть расстроенным, замкнутым. По идее, все это надо оставлять на поле. А с детьми быть уже папой, у которого все хорошо. Но я работаю над этим. В целом я достаточно требовательный. Не скажу, что жесткий, но какие-то моменты должны быть только по-моему.

— Например?
— Требую убирать за собой вещи. И другие домашние дела должны быть сделаны так, как я хочу. Но дети у меня очень разные. Сын прямо слушается-слушается, а дочка такая… к ней нужен подход. Но дети знают: если с мамой не получилось о чем-то договориться, то до папы тем более не стоит доводить.

— Сын хочет стать футболистом?
— Он как раз недавно сам пришел к этому. В последнее время стали замечать, что все чаще долбит мячом стены, и мы решили попробовать отдать его в футбол. У меня близкий товарищ работает в частной академии «Барселоны», которая в Москве. Сын с удовольствием ходит туда три раза в неделю. Говорит, что хочет еще больше, поэтому битье стен дома не прекращается. Пока ему нравится, а я только «за». Хотя если бы меня спросили об этом два года назад, то я был бы категорически против.

— Почему?
— Футбол — жесткий вид спорта: не многие добиваются успеха, мест мало, желающих много. Есть лицемерие даже на детском уровне: кто-то играет, потому что родители важные. Я не хочу этого для своего сына. И не хочу делать карьеру за него, кого-то специально нанимать, чтобы его тренировали. Если ему дано, если он сам захочет — дай бог. Главное, чтобы он был счастлив.

— А дочка со спортом связана?
— Аня занимается художественной гимнастикой, но не профессионально, а для поддержания здоровья. Два раза в неделю они плавают, так что заняты по полной.

— На сборах сильно скучаете по ним?
— Мне «повезло», что я пропустил первый сбор из-за травмы. Поэтому очень много времени провел дома с женой и детьми, так что пока нормально. Но все равно, не видеть, как они приходят домой, не обнимать и не целовать их — грустное чувство.

Скачать приложение Sport24 для iOS

Скачать приложение Sport24 для Android