logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Дзюба выстроил в голове врага». Малафеев — о конфликте с Артемом, трансфере Кокорина и увольнении из «Зенита»

Экс-помощник спортивного директора «Зенита» дал интервью Sport24 сразу после увольнения.

ФутболРПЛ
1 июня 2020, Понедельник, 10:00
РИА Новости / Александр Мысякин, Sport24

— Вячеслав, вы покинули «Зенит». Что не срослось?
— Покинул, как говорится, юридически. А так я остаюсь преданным болельщиком «Зенита» и всегда буду переживать за команду. Что не срослось? Мне не был предложен контракт, а я не проявлял инициативы, чтобы остаться. Предлагали ли повышение? Нет.

— Осталась ли обида или недопонимание между вами и руководством?
— Ни в коем случае! Я понимаю, что новое руководство — это новые взгляды.

— У вас было много разногласий с клубом? Есть вещи, с которыми вы были не согласны?
— Сергей Александрович Фурсенко в 2017 году пригласил меня на должность заместителя спортивного директора и советника по общим вопросам. Учитывая свой опыт, я никогда не стеснялся высказывать свою точку зрения, даже если она расходилась с мнением руководства. Но в любом случае последнее решение оставалось за ним. Я всегда мог высказать свое мнение не как подхалим, а с точки зрения футбольной ситуации.

— Не думаете ли, что такая прямолинейность помешала вам продлить контракт?
— Не знаю. Мне кажется, что в клубе у меня сложились со всеми хорошие отношения. Бывали, кончено, какие-то конфликтные моменты, но это рабочая обстановка. Люди всегда могут договориться, тем более мы работаем на благо клуба.

— Почему вы выбрали работу менеджера, а не тренера?
— А я и не выбирал. Меня пригласили в клуб, я занимался два года бизнесом после завершения карьеры футболиста. И даже не думал, что каким-то образом смогу оказаться в роли менеджера или управленца. Тренер? Если честно, это не мое. Я, конечно, тренирую своего сына. Но я просто передаю свой вратарский опыт. И, в принципе, на своего сына я готов тратить время.

А если подводить итог отношений между мной и руководством, то никаких обид не осталось! Я могу сказать только слова благодарности за шанс попробовать свои силы в чем-то новом. Не может быть никаких других моментов, «Зенит» — мой любимый клуб.

— Аренда Кокорина в «Сочи». На чьей стороне были вы? Это правильно, что с Сашей так поступили?
— У меня не было ничьей позиции, у меня не так много информации даже сейчас! В любом случае если решение принято, значит, так решило руководство. К Саше же я отношусь хорошо и считаю его одним из лучших игроков в стране и не только.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Если бы были на его месте — обиделись бы на руководство?
— Мы не знаем, как это все происходило, поэтому мне сложно судить, не зная всех нюансов, как бы я поступил на его месте. В любом случае было бы какое-то недопонимание или еще что-то, но, честно, просто не знаю. Нет у меня никакой внутренней информации, она поверхностная! Знаю только то, что Семак его хотел видеть в команде.

— Саша бы пригодился «Зениту»?
— Кокорин — квалифицированный игрок, он бы как минимум создал очень большую конкуренцию и дал бы вариативность тренерскому штабу. Мне трудно ответить, почему вот так все произошло.

— Как думаете, Кокорин вернется в «Зенит»?
— Я бы не зарекался, все может быть. Не знаю, что там и как, но если стороны найдут точки соприкосновения, то почему бы и нет.

— Как сложились ваши отношения с Александром Медведевым? Какой он руководитель?
— Это человек с богатым опытом управленца. Мне не так много удалось с ним поработать, потому что от первой команды я был немножко отодвинут. Да и в целом занимался тем, что отдавал игроков в аренду и по необходимости продавал. Я трудоустраивал игроков, которые были либо не нужны клубу, либо по каким-то причинам им нужна была практика. Александр Иванович был часто в командировках, поэтому с ним было тяжело встретиться.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Вы сказали, что вас отодвинули от первой команды. Понимали, почему так произошло?
— Конечно! Пришел спортивный директор Хавьер Рибалта. Ситуация была похожа на случай с Чинквини при Манчини. Я, по большому счету, и не так близко был в команде, и не так часто приезжал на базу. Манчини общался с Чинквини, а я получал информацию от него и руководства. И здесь такая же ситуация: один человек коммуницирует с тренером, а дальше уже выстраивается работа по позициям игроков и какой-то деятельности.

— Не было злости, что из-за прихода Рибалты вы ушли на задний план?
— Нет! Я прекрасно все понимал. Хавьер — профессионал, он хороший человек. Мы с ним быстро нашли общий язык. По сути, я стал его подчиненным, но меня это никак не смущало, и я не собирался из-за этого устраивать какой-то конфликт. С Рибалтой мы до сих пор общаемся.

— Ваш уход из клуба и приход Рибалты можно связать логически?
— Я бы, наверное, не проводил такие прямые параллели. Косвенно — возможно.

— Давайте вернемся в 2018-й, в период, когда назначался Сергей Семак. Как появилась его кандидатура и кто ее предложил?
— Алексей Борисович Миллер. Как я отнесся? У меня была встреча с Алексеем Борисовичем, я высказал свое мнение. Конечно, я прекрасно отношусь к Сергею Богдановичу. Мы и против друг друга играли, и вместе, и как человека я его хорошо знаю. Семак — профессионал своего дела. Как показывает время, его назначение — это правильное решение.

— С чем связываете неудачное выступление «Зенита» в Лиге чемпионов? Уровень РПЛ упал или это реальный уровень команды?
— Я думаю, есть много факторов. Они не прямые, а косвенные. Действительно, уровень соревновательности в России, можно сказать, падает. Что касается уровня игроков, то это все субъективно. Чтобы соперничать с лучшими клубами Европы, нужно обладать сбалансированным составом, который может не только в чемпионате России обыгрывать всех, но и конкурировать с сильными клубами. Психология тоже присутствует, может, даже и где-то опыт.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Может, этого самого опыта и не хватило Семаку в Лиге чемпионов?
— Безусловно, когда результат не достигнут, то мы всегда ищем причины. И, естественно, тренер отвечает не только за победы, но и за поражения. Думаю, Сергей Богданович и сам знает, что где-то можно было сделать и по-другому. Но на поле выходят игроки, и именно они демонстрируют свой уровень мастерства. Они вступают в единоборства и забивают голы, а не тренер.

— Малком приобретался под Лигу чемпионов, но вмешалась травма. С бразильцем были бы другие результаты в европейском турнире?
— Думаю, Малком принес бы своим индивидуальным мастерством какое-то количество очков команде.

— Недавно в интервью вы говорили о своей работе в «Зените» так: «Где-то помог, где-то не мешал, где-то какие-то моменты улучшил, что-то не удалось». Давайте по порядку: какие моменты вы улучшили, а какие не удались?
— Мне сразу пришлось заняться оптимизацией зарплатной ведомости. Игроков нужно было трудоустраивать, это достаточно большой объем. Немногие клубы могут платить ту же зарплату, что и «Зенит». Нужно скрупулезно договариваться с игроком и клубом как основного состава команды, так и «Зенита-2».

Чем не мешал? Я знал точно, что не нужно создавать конфликты, старался в них не вступать. И каким-то образом их предотвращал там, где мне это удавалось.

— Не секрет, что «Зенит» пытался забрать к себе Смолова. Почему сделка не срослась?
— Да, действительно, я присутствовал на многих встречах, где мы вместе с Чинквини ездили в Москву на переговоры, а в Петербург приезжали его представители. Мы очень долго торговались. По большому счету, просто не сошлись в деньгах.

— Это правда, что «Зенит» не был готов потратить на него 15 миллионов евро?
— Не могу сказать цифры, это конфиденциальная информация. Но могу сказать, что стороны просто не договорились. Я и с Федей общался, и с агентами.

(Getty Images)
Getty Images

— То есть Федор был готов переехать в Петербург?
— Сначала был готов, потом из-за того, что переговоры шли не так, как ему хотелось, сделка не состоялась. Люди торгуются, это нормально. Позже Федор сказал, что не хочет в «Зенит». Не знаю, была ли это игра агентов, но это была рабочая обстановка.

— Если бы Смолов перешел в «Зенит», он бы смог заиграть в команде?
— В команде есть Кокорин и Дзюба. Думаю, было бы слишком много игроков. Явно бы кто-то не попадал в основной состав. Сложно ответить, но могли бы быть конфликты, что кто-то не играет. А с точки зрения профессиональных качеств Смолов — хороший игрок. Это он и сейчас демонстрирует.

— Были ли российские футболисты в «Зените», которыми сильно интересовались в топ-чемпионатах Европы?
— Больше интересовались иностранцами, чем российскими игроками. Это мне приходилось взаимодействовать с иностранными агентами и клубами, чтобы пристроить русских игроков. В России не все клубы могут тянуть зарплату игрока «Зенита». Кончено, мы искали варианты за границей. Наши игроки пользуются спросом и интересом. Понятно, что это не топ-клубы. Фамилии, к сожалению, не могу назвать.

— Вам приписывают появление Эльмира Набиуллина и Антона Заболотного, которые, по мнению болельщиков, себя в команде не оправдали. Вы считаете эти трансферы провальными?
— Я подписал контракт с «Зенитом» в конце 17 года, в конце ноября. Антона же мы приобрели в декабре. То есть я его за две недели нашел? Это было желание тренера. Чинквини вел работу. Да, я участвовал в переговорах. Обсуждались личные условия, я присутствовал при этом. Но, по большому счету, я переводил беседу Чинкивини с агентом. Если Заболотный даже вызывался в сборную в 2018 году, значит, действительно в нем были и есть хорошие качества. Что не получилось? Возможно, это не его команда. Немножко не подходит по своему формату игры.

Что же касается Набиуллина, то это тоже было желание тренера. Позиция левого защитника всегда была дефицитной в российском чемпионате. То, что Эльмир появился в «Зените», — это не сюрприз.

— Согласитесь с тем, что это не самые удачные трансферы?
— Очень сложно угадать, получится или нет. Набиуллин скорее был не готов морально к уровню и требованиям «Зенита», хотя с его опытом, левой ногой, работоспособностью он мог бы приносить пользу. Но не получилось. Возможно, это больше психологическая вещь.

Многие и Оздоева поливали первое время! На что я всегда говорил, что об удачном или неудачном трансфере можно судить после того, как этот игрок либо принесет пользу команде, либо нет. Или когда этот футболист покинет команду. Лишь тогда можно делать какие-то выводы. Об Антоне и Эльмире сейчас можно говорить, а Оздоев вполне оправдывает свое появление.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Сожалеете о приходе Маркизио?
— Как я могу сожалеть? По большому счету, я не принимал участие в этом трансфере. О нем договаривался Хавьер. И учитывая тот момент, что на флажке нам не удалось никого взять, а Клаудио был свободным агентом, мы его взяли. Нам нужна была свежая кровь, конкуренция. Не все, что пишут о Клаудио, правда. Ему не были выплачены баснословные деньги, у него не было огромной зарплаты. К сожалению, из-за травмы ему не удалось показать себя. Но его предыдущие успехи и уровень мастерства, который он демонстрировал, показывали, что это был суперигрок.

— То есть можно сделать вывод, что у Маркизио не получилось в «Зените» только из-за травм?
— Не все игры он провел на высоком уровне. Но из-за того, что долго не тренировался и тяжело набирал форму, ему было сложно вернуться на свой уровень.

— Сейчас все «лишние» футболисты уехали в «Сочи». В том числе Набиуллин и Заболотный. С чем связана такая миграция игроков «Зенита» на юг?
— В первую очередь потому, что футбольный клуб «Сочи» может платить им заработную плату.

— Можно ли сказать, что между «Зенитом» и «Сочи» есть определенные договоренности, потому что в «Зените» есть «Газпром», а у южной команды — Ротенберг?
— Я бы так не сказал. Если трансфер произошел, значит, все стороны договорились. Это логично и всегда так было.

— Есть ли между «Сочи» и «Зенитом» официальные партнерские отношения?
— Я лично такого не знаю. Может быть, есть, может, нет. Я сомневаюсь, что такое возможно официально. В какой части? Договор же подразумевает под собой какие-то действия, которые та или иная сторона должны выполнять.

— Некоторые называют «Сочи» и «Оренбург» фарм-клубами «Зенита», которые в случае чего могут слить матч питерцам. Вы не согласны с этим?
— Вы видели, как «Оренбург» играл против «Зенита»? Мы еле-еле отскочили! О чем тут говорить?

— Перейдем к Дзюбе. Не секрет, что ваши отношения не сложились. Вы говорили, что много расскажете об Артеме. Так что в нем не так?
— Первое, что в нем не так, — это его восприятие и понимание того, что происходило. Его заблуждение заключалось в том, что он не мог понять, как выглядело все на самом деле. Из-за этого он выстроил врага в своей голове. Артем никак не может отойти от той линии, которую гнет непонятно зачем.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— По словам Дзюбы, ваш конфликт начался из-за того, что вы напрочь отказались отдавать его в аренду. Все так было? Если нет, то с чего он начался?
— Давайте по порядку. Кто его не хотел видеть? Это разве был я? Его не хотел видеть в команде главный тренер, а я к Артему хорошо относился. Как я могу прийти к Манчини и сказать, что я не хочу Дзюбу видеть в клубе! Глупо же, согласитесь? Дальше. Я человек в клубе, у которого главная задача трудоустроить футболистов, не попавших в основной состав по каким-либо причинам. Это моя работа! Я искал Артему клуб, у меня были наметки и в Европе. То есть моя работа — его куда-то устроить. И если я его куда-то не отдавал, то где бы тогда Дзюба болтался? Это же логично. Соответственно, мы искали точки соприкосновения. Если я его не отдавал, то почему в итоге-то я его отдал?

— Чем тогда был не доволен Дзюба?
— У меня тоже возникает большой вопрос! А чем Артем не доволен?

— Артем в своих интервью давал понять, что инициатором были только вы.
— Представляете, я пришел к Фурсенко и Манчини и говорю: «Слушайте, я тут решил: Дзюба — плохой игрок, давайте-ка мы его из команды уберем». Это еще с условием того, что я только пришел в клуб. Это же глупо! Даже если бы у меня была личная неприязнь к Артему, которой нет, каким образом я бы смог это сделать?

— Получается, Манчини не хотел видеть Дзюбу в команде, но почему-то виноватым оказались вы?
— Я лично с его агентом прорабатывал варианты за границей. Артем сам от них отказывался и говорил, что хочет остаться в России. Мы же не можем его отдать в условный «Локомотив». Как мы его отдадим конкуренту? Я не понимаю, почему Артем сделал свои выводы. Все равно же мы его отдали. Человек должен осознавать и понимать все происходящее, если ты обладаешь тем пониманием или умеешь думать. Да, мы долго обсуждали детали с «Арсеналом». Но я делал лучше в финансовом плане для «Зенита». Не я же его хотел отдавать, повторюсь, это просто моя работа.

— Были рады за Артема, когда он успешно проявил себя в Туле?
— Я был не рад, что он сыграл против «Зенита». А в целом был рад, что у него получилось на этой злости хорошо себя проявить в «Арсенале» и на чемпионате мира.

— Вы сказали о возможном трудоустройстве Артема в Европе на том момент. Какие это были варианты?
— Что-то было из Греции, Артем это сразу отмел, возможно, была Турция. Топ-лиги? Какой английский клуб возьмет его в аренду на 4 месяца без права выкупа?

— Ваше личное отношение к Дзюбе?
— Мы в раздевалке сидели вместе на базе. Какие у нас могли быть отношения? Если бы было что-то не так, то, наверное, бы кто-то отсел. Изменилось ли это отношение после этого случая? Конечно! Человек методично высказывался обо мне и рассказывал то, чего как минимум не было, а как максимум нанес удар по репутации на пустом месте.

— Артем говорил, что вы не раз пытались его спровоцировать и разговаривали с ним «омерзительно». Вы позволяли себе такое? Как все было на самом деле?
— Давайте гипотетически представим: как может складываться разговор, если бы мне нужно было провоцировать Артема? Я не знаю, что он именно хотел донести и в чем его недовольство! Естественно, как к человеку у меня к нему отношение изменилось в худшую сторону. Человек, у которого есть недопонимание, всегда может позвонить или встретиться. Но точно это не нужно делать в прессе. И еще я являлся сотрудником, который не может ему ответить! Это то же самое, если я его вызову на спарринг по боксу и свяжу ему руки. Это нечестно.

— Дзюба перед матчем с «Ахматом» увернулся и не пожал вам руку. Как расценивали тогда его действие? Пожали бы ему руку сейчас?
— Очень сложный вопрос. Если честно, я шел и всем рефлекторно пожимал руки. Если бы я ему не протянул руку, то я бы первым показал, что у меня к нему есть какая-то неприязнь. У меня не было никакого злого умысла. Он решил, что я от него хочу избавиться, тогда зачем мне ему первому тянуть руку?

Если Артем захочет извиниться, то, пожалуйста, вопросов нет! Мы как-то пересеклись с Дзюбой на детском мероприятии, где запускали часы к старту чемпионата Европы, так он отводил глаза от меня! У тебя есть возможность поговорить или еще что-то. Но нет. Я с Дзюбой хоть в прямом эфире готов поговорить, если у него есть какие-то вопросы.

— В чем заключался конфликт Дзюбы и Манчини?
— Это было решение тренера, возможно, нефутбольное. Какое? Не могу рассказать.

(Getty Images)
Getty Images

— Многие рассказывают историю о том, что Дзюба во времена «Спартака» украл кошелек у Владимира Быстрова. Как вы считаете, он способен на такое?
— Я общался с Володей Быстровым, и не верить ему у меня нет причин. В то же время я слабо верю в то, что такое могло произойти, так как мы сидели в раздевалке вместе. У меня деньги не пропадали. Что Быстров говорил? Он ведь ни раз это говорил, и если он так сказал в свое время, то он был в этом уверен. Почему он сейчас эту тему закрывает, я не знаю. Странно говорить 10 лет, что это было, а потом сказать, что хочет закрыть эту тему.

— А слова Дзюбы о том, что им интересовался «Тоттенхэм», — это блеф?
— В Англии к нему был интерес, но про «Тоттенхэм» не знаю. Почему не срослось? Я не знаю, может, ему в России больше нравится играть. Может, здесь платят больше или он боится уехать за границу и не быть тем, кем он сейчас является в России.

— Как думаете, Дзюба — это раздутая фигура в нашем футболе?
— Артем является капитаном сборной и одним из лучших игроков сборной. Давайте говорить не про образ, а про игрока — он должен забивать или отдавать голевые передачи. Дзюба же это делает? Делает. Какие к нему вопросы? Его можно не любить, можно ненавидеть. У каждого будет свое мнение, мне его образ тоже не импонирует, но он выполняет свою работу.

— Есть ли сейчас российский нападающий лучше него?
— Кокорин! Он лучше Артема: Саша более универсальный, может выполнять большой объем работы, играть с фланга и в центре, хороший пас, скорость. Каждый обладает индивидуальными качествами, но как нападающий лучше Кокорин.

— Игорь Денисов в последнее время закрылся ото всех. Не общались с ним?
— Мы давно с ним общались по недвижимости и футболу. Игорь не пропал, просто не дает интервью. Мне кажется, что у него все хорошо. Я примерно знаю, как у него все было выстроено и в финансовом плане, и с точки зрения семьи. Из-за чего он закрылся? Может быть, ему нечего сказать. Скрытым он не был, но был прямолинейным, за что мы его ценили и ценим.

— В марте 2018-го вы говорили: «У «Зенита» есть молодежь, которая в ближайшее время может подойти к основе». Кого вы имели в виду?
— Шамкин, Прохин… Сейчас же есть ребята 2003 года, там играет хороший вратарь Одоевский. Есть Сергей Иванов, хоть он и не молод (22 года), но, учитывая его левую ногу, это качественный игрок.

— Леона Мусаева считают вундеркиндом, но выпускают на последние 10 минут. Такой короткий отрезок способствует прогрессу?
— В психологическом плане — да. Это опыт, тебе нужно окунуться. Но тренера тоже понять можно, он отвечает за результат.
Мусаев — будущее российского футбола? Мне вот нравится Мостовой. Его приход из «Химок» усилил «Зенит-2». Это хороший пример для остальных. Думаю, в будущем Мостовой дойдет до сборной.

— В «Зените» вы курировали работу второй команды и молодежки. В чем причина того, что в команде до сих пор не играют свои воспитанники на регулярной основе?
— Если брать в сравнение наш период времени, когда была целая плеяда игроков — Аршавин, Быстров, Кержаков, — то отчасти мы попали в команду из-за неизбежности. Тогда нечем было рисковать. Не было тех успехов, которые есть сейчас.

Мне непонятно, почему так получается. Есть ряд моих игроков академии, которых мы просто потеряли. Они уезжали в Москву: в ЦСКА, «Динамо». Играли бы они в «Зените» или нет — это другой вопрос, но в наше время такое было невозможно. Было бы странно, если мальчишка в 14-16 лет уезжает в Москву.

Дальше философия: игроки не верят в то, что они могут оказаться в первой команде, потому что давно там таких игроков не было. Все, кому когда-то давали шанс, куда-то терялись. Они не верят в то, что могут закрепиться в основе.

— Что делать молодым футболистам, чтобы попасть в основную команду?
— Нужен промежуточный клуб. Например, как это было с арендой Васютина в Европе и Лесовым в «Арсенале». Эти футболисты всегда могут вернуться, даже если продадут. Если «Зенит» предложит хорошие условия, то они вернутся обратно.

— В 2016 году, будучи футболистом, вы говорили, что в бизнесе зарабатываете столько же, сколько и по контракту с «Зенитом». Сейчас эти цифры упали из-за пандемии?
— Понятно, что я не получаю таких денег, как футболист, но вложения в коммерческую недвижимость позволяют мне жить абсолютно нормально. Уровень моей жизни не изменился.

— Сколько денег вложили в бизнес?
— Я вкладывал в бизнес в течение полутора лет, где-то 2 миллиона рублей в месяц.

— Были неуспешные проекты? Куда вы бы не посоветовали вкладываться?
— В то, что ты не знаешь. Я знаю многих ребят, которые вложились в рестораны, а сейчас многие закрылись. Некоторые вкладывают по совету друзей, вкладывают в какие-то направления и отрасли, в которых они не разбираются. Если ты хочешь быть в бизнесе, то ты должен работать, всем управлять, нанимать и увольнять людей. Если ты это не делаешь, то твой бизнес рано или поздно заканчивается.

— Самая большая сумма, которую вы потеряли в бизнесе?
— Когда я вкладываю в то, что понимаю, я не теряю.

— Назовите минимальную сумму на месяц, чтобы покрыть все ваши потребности?
— Чтобы ездить отдыхать, ходить в магазины и рестораны — миллион-полтора. Но это не значит, что я зарабатываю полтора миллиона в месяц, я зарабатываю больше.

— У вас как у бизнесмена и гражданина РФ есть вопросы к нынешнему правительству?
— Я никогда не высказывался резко и не буду этого делать никогда. Для того, чтобы кого-то упрекать, нужно что-то делать.

— Как относитесь к Путину?
— Если я был его доверенным лицом, то как я могу к нему относится? Уважительно.

— Можно сказать, что Россия подсела на нефтяную иглу?
— Отчасти да. Из-за санкций мы должны поднимать внутреннее производство, но это не будет альтернативой все равно.

— Как думаете, коронавирус раздут или это реальная угроза?
— Я следил за всей ситуацией в мире и понимал, что такая ситуация будет и у нас. Только с задержкой. Медицина во всем мире была не готова к такому наплыву. Вирус действительно существует. У меня есть знакомые, которые заболели вирусом в легкой форме.

— Недавно произошла неприятная ситуация с вашей дочкой. Сейчас все наладилось?
— Ситуация в какой-то степени наладилась. Самое главное — сделать правильные выводы. Будем надеяться, что эта ситуация уберегла ее от худшего.

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!