ФутболЭредивизи
2 апреля 2019, вторник, 14:00

«Последние года три чувствовал себя как бабушка 108 лет». Алексей Березуцкий — о Слуцком и Голландии

Говорит, что Леониду Викторовичу нельзя водить машину.

Экс-защитник ЦСКА и помощник Слуцкого в «Витессе» Алексей Березуцкий дал чуть ли не первое интервью за карьеру. Он рассказал бывшему пресс-атташе сборной России Илье Казакову, почему не поехал на чемпионат мира, чем жизнь в Москве отличается от голландской и как им с братом удалось стать успешными бизнесменами. Ниже — самое сочное из интервью Березуцкого.

Вася, чемпионат мира

Перед ЧМ со мной ситуация была ясна: я получил серьезную для своего возраста травму. Предполагая, что закончу карьеру летом, не хотел особо торопиться с восстановлением. Но потом сломался Витя Васин — и мне пришлось играть, потому что не было футболистов. Думаю, в эти четыре месяца я показывал свой худший футбол в карьере.

Уговаривать ехать в сборную не было смысла. Я играл не на одной, но на полутора ногах. Наверное, был смысл уговаривать Васю, но он уже сам говорил, что у него нет сил и возможности.

Последние три года любую игру я переносил нормально, но следующие несколько дней после матча чувствовал себя как бабушка 108 лет. Реально, два дня ты жить не можешь, не то что тренироваться… Я бы мог поехать на чемпионат мира, но стопроцентно не играл бы.

«Мы — говно»

Разговор был приватный, и там кроме этого говорили много всего гораздо хуже. Это одна из фраз, которую можно сказать, и она констатирует факт. В принципе это факт. Выступили плохо — плохо. Играли не очень. Невыход из группы — это неудовлетворительный результат при любых обстоятельствах. Поэтому эта фраза имеет право на существование. Но воспринимать ее очень серьезно тоже нельзя.

Была ли эта фраза сказана для того, чтобы из Слуцкого вышло то, что было внутри? Нет, кому это нужно. Когда ты футболист, ты не задумываешься о мыслях тренера. Тебе пофиг на это. Зачем игроку думать, что тренер переживает?

Слуцкий, зарплата

Слуцкий в Голландии на Audi Q3 ездит. У Васи машина даже меньше. У меня — Golf. Иметь другую машину там даже смысла нет. Ни припарковаться, ни проехать.

Когда вместе едем, то за рулем либо я, либо Вася, либо Олег [Яровинский]. Леониду Викторовичу давать водить машину нельзя, потому что мы переживаем за свои жизни. Его за руль не пускаем — он сбивает все стойки, деревья и все остальное, но только по мелочи.

Про деньги нам говорить, наверное, нельзя. Зарплаты хватает, но впритык, одному. Если учитывать, что мы не бываем дома, то хватает на то, чтобы снимать квартиру, арендовать машину и на еду. Эта история не про деньги. Нам нужна тренерская практика.

Москва, Арнем

В Голландии нам очень сильно помогли Слуцкий и Яровинский. Наш контракт действует до конца сезона, поэтому решили семьи в Голландию не перевозить. Есть некоторые моменты: здесь, например, платные парковки. Там, где мы с Васей живем, можем выбрасывать пластиковый мусор только один раз в неделю. Стекло — в отдельном месте. Картон выкидываем раз в месяц. За этим надо следить, потому что штраф солидный.

Если сравнивать с Москвой, в которой я не живу лет восемь и которая мне в последнее время очень сильно не нравится, то Арнем, конечно же, небольшой городок. Москва — это сплошные пробки, непонятный воздух. Я не говорю, что я за городом не стою, но там хотя бы свежий воздух.

Было несколько случаев, когда я пытался вернуться в Москву, но понял, что если за городом можно поспать 6 часов и выспаться, то в Москве надо 9 часов спать. Решил, что в город больше не вернусь. Ночью здесь хаос, грязь, черный снег. У меня за городом снег хотя бы белый, когда он есть.

Для меня Арнем уже большой город, хотя мы с Васей живем не там, а в деревне. Для местных это город, для нас — деревня. Там всего 8 тысяч жителей. Мы с Васей живем в лесу с белками и оленями. Отличное место. Уровень жизни похож на Рублевку.

Работа тренера

Это больше похоже на игру «Что? Где? Когда?». Когда нужен правильный ответ, а в футболе он встречается редко, то через обсуждение спорных моментов главный тренер приходит к одному решению. Одна из задач ассистента — погасить сомнения главного тренера.

На матчах «Витесса» мы сидим на трибуне, но с микрофоном и разговариваем с Олегом. Предлагаем в нужный момент возможные замены, Яровинский советуется с нами и доносит это до главного тренера. Леонид Викторович почти всегда знает правильный ответ на любой вопрос по матчу, но, когда он уходит в эту гущу напряжения от игры, то может забыть, например, сделать замену. Тогда ему и нужно подсказать.

Бизнес

Евгений Леннорыч Гинер правильно однажды сказал: «Лучше заниматься одним делом». На 99,99% мы с братом были сконцентрированы на футболе. Но нам удалось найти товарищей, которые нам помогали, подсказывали и с нами занимаются бизнесом до сих пор. Вся основная работа лежит на наших друзьях, а мы с Васей ничего не делаем.

Чалов

Если честно, я тоже ошибался по поводу Чалова. Он большой молодец. Ему никто не говорил «давай, давай», он сам понимает, что надо работать и прибавлять. Я тоже считал, что он не сможет достигнуть такого уровня, на котором находится сейчас. Думал, его максимальный уровень будет ниже. Он доказал, что я ошибался — и это великолепно.

© ООО «8 Ньюс», 2015–2018