Футбол
19 марта 2019, вторник, 05:30

«Был один минус на ЧМ — наши продажные Наташи». Фанат «Зенита» — таксист и ютуб-блогер

Представитель самой старой фанатской группировки — популярный блогер с сотней тысяч подписчиков. Его канал — вовсе не о футболе.

Новый герой программы «В движе» — автор популярного ютуб-блога ТРУдяга таксист и представитель самой старой околофубольной группировки питерского «Зенита» под названием «Jolly Nevsky».

Григорий Трудов, более известный как Гриша Кепыч, работает таксистом и за многие годы повидал массу интересного: опасных пассажиров, болельщиков с чемпионата мира и корыстный интерес некоторых русских девушек в отношении иностранных болельщиков.

Гость программы рассказал Антону Дорофееву о зарождении конфликта с фанатами «Динамо» и использовании подручных средств в драках, вспомнил о страшной трагедии и смерти питерского болельщика во время массового столкновения с динамовцами. Также в материале — ностальгия на тему эры «Зенита» до «Газпрома» и питерских воспитанников и рассуждения о поддержке сербов в Косово.

— Кто такие марамои?
— Так называют людей, которые скупятся. Им по карману заказать нормальное такси, их пять человек, но они берут обычное такси и едут друг на друге. В итоге им самим неудобно, плюс они подставляют водителей, потому что на нас распространяется уголовная ответственность. Или человек, у которого на счетчике вышло 119 рублей, он дает 120 и сидит ждет рубль.

— Таксист — это опасная работа?
— Да! Очень много криминальных людей ездит. Иногда едут и глумятся, шутят, что-то вроде ствола (иногда палец или ключ) могут приставить сзади к голове и спрашивают: «Тебе не страшно?»

— Ты здоровый парень. Неужели находятся такие люди?
— Конечно. Какая разница, какой ты комплекции? Если пассажир решил тебя ограбить или убить, то он это сделает. Ты в машине, это замкнутое пространство, что ты сделаешь? Тут можно нож воткнуть, и перерезать горло, и удавку накинуть.

— Как ты попал в околофутбол?
— В моем дворе жил парень, с которым я близко общался (даже потом был свидетелем у него на свадьбе), он позвал меня на трибуну. Я уже и сам созрел, год ходил, облизывался, не мог никак к фанатам подойти. Он меня привел, сказал, что там есть старые фанаты, а мы будем молодыми, пока без фанатских кликух. Я пришел, и затянуло, сразу же поехал на выезд. В тот же год появились и «Джолики». Стали околофутбольщиками после того, как мясные устроили [побоище] на Щелковском шоссе. Тогда толпа «зенитосов» была 700 человек, но мясо — красавцы, просто пришли на аргументах, хлопнули нас всех. Это задело, все как-то быстренько организовались и начали заниматься таем, рукопашкой. Уже такое время наступило, когда просто бухать и идти драться — не вариант.

— Как начали враждовать с ЦСКА и «Динамо»?
— В какой-то степени я был одним из инициаторов этого. Первый мой конфликт с «динамиками» был в 1999-м. С восточной трибуны запускали наших, там пришла толпа здоровых парней, и человек 15-20 на нас прыгнули. Я тогда осознал, что все-таки воюем мы с «динамиками»! Времена такие были, вечные драки «мяса» с ЦСКА, RBW против «Флинтов». Всегда в «Фан-вестнике» или Ultra News рассказывали об использовании жесткой аргументации. Бутылки — это снежки по сравнению с тем, что использовали. Мы читали это и понимали, что с москвичами все будет серьезно. В нулевых уже больше мозгов появилось, фэйр-плей, все же русские, нельзя так калечить друг друга.

— Страшноватое было время, раз можно было ходить с железками и бить по голове…
— Я так не считаю. Чем оно страшное? Железками? Не так уж и сильно били.

— Любя?
— Да, ха-ха! Все равно убийств в этих драках не было.

— В 2000-м во время драки с «динамовцами» погиб 15-летний «зенитовец» Виталий Петухов. Эта трагедия повлияла на отношение фанатов друг к другу?
— В первое время ничего не менялось, все хотели отомстить. Пока трагедия не коснется твоего близкого, для тебя это будет чем-то отдаленным. Там же умер обычный болельщик, который шел на футбол, он не был причастен к околофутболу. Это было стечение обстоятельств: он неудачно упал где-то у выхода из метро, на него кто-то наступил и проломил грудную клетку.

— Почему завязал с этим?
— Я-то не завязывал. Просто те, кто сейчас в движе, понимают, что я уже возрастной. Мне, может быть, все это интересно, но такой мотивации, как раньше, уже нет. Меня перестали куда-то звать и постепенно отодвинули. Потихоньку это забывается — пускай так. Новая движуха у молодежи сейчас не такая, она более пресная, замкнутая, все в интернетах. По своим друзьям из конторы скажу, что из них процентов пять ходит на футбол, все печально! Может быть, в других фирмах процент повыше, но все равно — вырождается субкультура фанатов.

— Людям просто интересно подраться?
— Даже такой темы нет уже! Всегда были какие-то движения после того, как в 30-е годы появились гопники с Лиговки. В Смольнинском районе напротив — куйбышевские, они на нас идут, на выходные с ними планировали драку 30 на 30.

— Культурная столица…
— Это как раз культура! Каждый отстаивал честь района. А сейчас все какие-то плюшевые, за дружбу.

— Есть ностальгия по старому «Зениту»?
— Конечно, есть. У нас была куча своих игроков, сейчас все иначе. У руля богатейший «Газпром», который вливает деньги, чтобы в кратчайший срок был достигнут результат. Их тоже можно понять, но с приходом Семака политика изменилась, перестали лить деньги на иностранных тренеров.

— Как к Семаку относятся в Питере?
— Он бы в любом клубе пришелся ко двору. Вспомните высказывания некоторых людей, которых фанаты потом игнорировали. Среди них Дзюба, Быстров, Денисов, они что-то ляпнули, и к ним со всех сторон начинали плохо относиться: и в прошлом их клубе, и в новом. Семак же лишнего не говорил.

— Во время чемпионата мира приходилось развозить болельщиков?
— Каждый день! Все радостные. Круто, был настоящий праздник футбола. Я по центру колесил, мне нравилось, было все для оголтелых: фан-зоны, лояльность полиции, но только для туристов, для наших все печально. Если ты придешь татуированный, то у тебя будут проблемы, так было проинструктировано МВД.

— Смешные моменты были?
— Конечно, были! Ко мне садились бразильцы, иранцы и прочие, все радостные, даже если их сборная проиграла, не видел никакой злобы. Но был один минус — наши продажные Наташи. Девушки, которые не отдают себе отчет, чуть-чуть выпьют — и понеслось. Сколько роликов с ними потом было…

— Сам на матчи не ходил?
— Нет. Билеты дорогие, цены доходили до 200 тысяч! Да и я возил, брал по две-три тысячи, потому что на матчи ездили небедные люди. Я официальный таксист, у меня заряженный таксометр: для русских одна цена, для туристов другая, для чемпионата мира третья, ха-ха! Однако закон я не нарушал, имею право назначать любые цены за такси.

— Как пришла идея создать канал на ютубе?
— Все просто! До такси я 18 лет был строителем. С начала десятых годов пошла конкретная мода на ютуб, и в середине 2015-го захотелось снимать видео о своей бригаде. Это же такой труд, который никто не оценит, потому что мы строили под землей. Я чувствовал, что проект выстрелит, но будет узкая аудитория. А потом директор продал фирму, мы остались без работы. Я пошел в такси, в первый месяц нормально заработал и решил завести канал, чтобы выкладывать различные лайфхаки, рассказывать тонкости. Если не филонить, как многие таксисты, то можно зарабатывать 8-10 тысяч в день. Конечно, надо мной угорали, канал еле-еле развивался. Потом, после неприятных рабочих инцидентов, пошли подписчики!

— Когда ты подвозил серба, рассказывал, что ездил в Сербию. Что это была за поездка?
— Несколько лет назад питерская движуха «Зенита» организовала гуманитарный сбор, там еще некоторые «кони» участвовали. В Белграде с сербами пообщались, потом поехали в Косово, там в церкви уже передавали деньги. То, что было там в девяностые — это печально все. На обратном пути остановились в городе Косовска-Митровица — он разделен рекой. С одной стороны живут албанцы, с другой — сербы. У албанцев кипит жизнь, а сербы, к сожалению, плохо живут. Так что мне кажется, Косово уже потеряно.

© ООО «Спорт24», 2015–2020