Футбол
6 февраля 2019, среда, 14:00

«Я вообще теряю веру в закон». Кокорина и Мамаева оставили в СИЗО еще на 2 месяца

Очень странная история.

Сегодня в зале Тверского районного суда было рассмотрено ходатайство о продлении срока содержания под стражей Александра Кокорина и Павла Мамаева. По опыту предыдущих заседаний в изменение меры пресечения на более мягкую не верили даже их адвокаты.

Следственные действия по делу были завершены 26 декабря. Ознакомление с материалами потерпевшие начали 11 января, 30-го — к ознакомлению приступили обвиняемые. 8 февраля должен был закончиться очередной срок содержания футболистов в СИЗО.

— Продление срока необходимо, чтобы ознакомиться с делом и составить заключение, а также направить дело прокурору, — заявил следователь. — Продление на два месяца считается разумным сроком для проведения процессуальных действий.

В отличие от заседаний в Московском городском суде, здесь обвиняемых не выводили по видеосвязи, а привезли лично. За полчаса до предполагаемого начала в здание суда заехал полицейский автозак, но рассмотреть футболистов было невозможно.

У суда, как всегда, был ажиотаж. Десятки журналистов, фотографов и телекамер буквально облепили вход в здание. В зале их уже ждали футболисты — Кокорины прятали лицо в капюшон, пока подруга Александра Дарья Валитова и мать Светлана едва сдерживали слезы. Алана Мамаева на заседание не приехала.

Заседание началось с традиционных протокольных съемок и представления обвиняемых.

— Нам вас не слышно, — обратился к судье Мамаев. Из-за неработающего микрофона в зале действительно было тяжело разобрать слова говорящих.

Александр Кокорин

Адвокат Андрей Ромашов вновь настаивал на изменении меры пресечения на более мягкую: залог размером в 10,4 млн рублей или домашний арест. В суде были представлены медицинские справки от врачей РФС и «Зенита» о том, что после разрыва крестообразных связок в матче с «Лейпцигом» Кокорину требуется продолжать специальный курс реабилитации.

Кирилл Кокорин

За Кирилла, как и раньше, залог никто не предложил. Зато адвокат Вячеслав Барик предоставил в суде свидетельства о наличии квартиры в собственности матери, в которой младший Кокорин мог бы находиться под домашним арестом.

Выступление адвоката Кокорина младшего вновь оказалось самым ярким.

— Нет никаких причин, чтобы содержать Кирилла под стражей, — заявил Барик. — Особенно с учетом его возраста, рода деятельности. У него нет ни финансовых ресурсов, ни, при всем уважении, интеллектуальных.

От такого заявления защитника смех не смогла сдержать даже мать Кирилла.

— Я вообще теряю веру в закон, — чистосердечно признался адвокат судье и пару раз вступил с ней в словесную перепалку.

— Не надо играть на публику. Вы думаете, что говорите? Проявите немного адвокатской этики! — то и дело перебивала Барика судья.

— Свидетель слышала оскорбление на букву «е». Глагол. Ой, нет. Какая ж часть речи… Прилагательное! Что «они –…»! — еще раз рассмешил публику адвокат, прежде чем дали слово самому Кириллу.

В отличие от других обвиняемых, Кирилл не просто согласился со словами защитника, но и ответил в суде сам:

— Я полтора года назад сдал ЕГЭ, — заявил Кокорин, в «интеллектуальных ресурсах» которого еще полчаса сомневался его адвокат. — А меня выставляют каким то уголовником, который людей убивает. Чем это доказано? Кто это говорит? Как так можно писать ходатайство?

Павел Мамаев

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов настаивал на нарушении в расследовании дела:

— Прошу приобщить к материалам дела копии постановления прокурора о нарушении при расследовании материалов уголовного дела, а также жалобы о волоките в расследовании. Прилагаем характеристики по месту жительства и получение уведомления Соловчуком о получении материальной компенсации за причиненный ущерб.

Как и на предыдущих заседаниях, доводы защиты показались судье недостаточными. После часового совещания ходатайство следствия о продлении содержания футболистов под стражей было удовлетворено. Судья долго и тихо зачитывала постановление.

Так долго, что никто из родственников уже не мог сдерживать эмоций: плакала и мама Кокориных, и Дарья Валитова.

Александр не отводил глаз от подруги, жестом умоляя ее вытереть слезы, и улыбался. Остальные обвиняемые тоже восприняли новость спокойно. В СИЗО Кокорин, Мамаев и другие останутся минимум до 8 апреля.

© ООО «8 Ньюс», 2015–2018