Футбол
18 декабря 2018, вторник, 14:55

«Это просто позор». Кокорин и Мамаев все-таки отпразднуют Новый год в СИЗО

Репортаж из Московского городского суда.

Накануне заседания в Московском городском суде в инстаграме Александра Кокорина появилось сообщение с просьбой приехать всех неравнодушных к зданию суда и поддержать обвиняемых. В итоге на Преображенской площади собрались всего пять человек.

Два парня пришли с плакатами Кокориных и сразу же стали добычей журналистов. В интервью Sport24 ребята объяснили, что заступаются только за Кокориных. Почему — комментировать отказались. Финала беседы рядом с нами ждала мать Кокорина Светлана. Не сдерживая слез, она благодарила мальчиков и ласково гладила фотографии сыновей.

— Господа, со всеми плакатами за забор! Или наряд вызовем, — судебные приставы тут же разогнали пикетирующих.

Александр Кокорин

Первой на заседании выступила защита Александра Кокорина. Адвокат Андрей Ромашов предоставил в суде экспертизу от врача «Зенита». Согласно ей Кокорин нуждается в непрерывном медицинском наблюдении и продолжении лечения. Содержание футболиста в СИЗО может привести к инвалидности и невозможности осуществлять футбольную деятельность. В суде также была предоставлена экспертиза от психолога петербургского клуба.

— Игрок отличается повышенной чувствительностью и низкой устойчивостью к психологическим нагрузкам. Нервная система нуждается в восстановлении, в это время снижен самоконтроль и возможны перепады в настроении и самооценке. Из-за травмы и пропуска чемпионата мира, монотонных тренировочных нагрузок в восстановительном процессе и давления со стороны окружающих он находится в напряжении. Можно считать, что эти обстоятельства могли стать причиной агрессивной реакции футболиста, — говорится в тексте экспертизы.

По словам Ромашова последствия содержания Кокорина под стражей не соразмерны с тем вредом, который он причинил в рамках дела. Суд не мотивировал принятое решение и вышел за пределы своих полномочий.

— Тверской районный суд избрал слишком суровую меру, — заявил Кокорин. — Мы тут больше двух месяцев. Мои адвокаты с помощью следствия, которому мы помогали с самого начала, нашли все доказательства, что мы в СИЗО незаконно. Надеемся на профессиональную точку зрения судьи. Мне не очень понятно, почему на каждом суде не могут приобщить видео с существенными доказательствами и экспертизы, которые не были предъявлены неделю назад у суде. Говорят, что следствие не может быть закончено из-за них, а дата экспертиз — 20-е числа ноября. По мне, дело полностью раскрыто и закрыто. Искать что-то еще не имеет смысла. Был легкий ущерб, и то, по мне, это натянуто.

Мамаев

Жена Павла Мамаева Алана на заседание приехала, но из-за опоздания в зал суда ее не пустили. Защищал интересы футболиста адвокат Игорь Бушманов. В отличие от адвокатов Кокориных, он выглядел более собранным. Не отшучивался, говорил по делу.

— Исходя из данных видеозаписи, в момент причинения легких телесных повреждений Паку Мамаев находился в нескольких метрах от него, — заявил Бушманов. — Речь о хулиганстве идти не может в данном эпизоде. К настоящему времени все следственные действия завершены. Мамаев активно принимал участие в расследовании, возместил моральный ущерб потерпевшему в размере 500 тысяч рублей. Кроме того, отсутствие отца пагубно влияет на состояние здоровья детей.

В отличие от своих друзей, Павел действительно выглядел подавленным. Все время, пока шло заседание, он ерзал на месте, грыз ногти и не поднимал взгляда. Кокорины, наоборот, активно переговаривались, писали друг другу что-то на листе бумаги и отшучивались на вопросы судьи.

— Всем очевидно, что следственные действия подошли к концу, — подвел итог Мамаев. — Допрошены все потерпевшие, свидетели и мы, обвиняемые. Получены все экспертизы. Мы больше ничему не можем помешать. Думаю, все вокруг это осознают. Я компенсировал Соловчуку ущерб в 500 тысяч рублей. Это на данный момент достойное возмещение, так как один из защитников сказал, что на практике малый вред здоровью — это 30-50 тысяч. Мы полностью сотрудничаем со следствием и делаем все, чтобы быстрее завершилось расследование. Мы сдали документы. Все, кто с нами связан, делает все быстро и четко. Не считаю нужным удерживать нас здесь. Прошу изменить решение Тверского суда, чтобы не оставлять всех нас дальше под арестом. Прошу позволить мне встретить Новый год с моей семьей.

Кирилл Кокорин

Кирилл Кокорин вел себя на заседании раскованнее всех. На каждый вопрос судьи отвечал с сарказмом и иронией. Как и его адвокат Вячеслав Барик, который на протяжение всего процесса просил судью сделать скидку на его неопытность.

— Доводы обвинения были приняты судом за чистую монету, — эмоционально заявил Барик. — Буквы на тексте нам даны в помощь, чтобы благодаря им мы могли разбираться в законе. Права Конституции дарованы нам всем. Кирилл, самый молодой и неопытный, не имеет финансовых и человеческих ресурсов для препятствия следствию.

В какой-то момент адвокат замолчал.

— Пересохло во рту. Переволновался, — отшутился Барик, чем вызвал всеобщий смех. — Столько профессиональных коллег вокруг! Ох, моя неопытность.

Но было кое-что, чем Барик удивил всех присутствующих в зале суда еще сильнее.

— Кирилл Кокорин учится на первом курсе, — начал адвокат. — После попадания в такую ситуацию он решил сменить профиль. Ему стало интересно, как работает закон. Мы встречались с ним — он задавал вопросы: почему так, как это работает.

Судя по смеху, такому раскладу удивился даже сам Кирилл.

Судья чуть было не лишила Кокорина младшего возможности высказаться, но Кирилл, видимо, за два месяца в СИЗО свои права запомнил.

— Немного желаю высказаться, — рассмеялся Кокорин. — Полностью поддерживаю своего защитника и защитников всех моих друзей. Над делом работают 18 специалистов высшего класса. Я не понимаю, как мы можем повлиять на следствие и на экспертизы, которые уже сделаны? Не думаю, что мы сделали что-то такое страшное, как это видит вся страна и СМИ.

Итог

1. Длительность досудебного разбирательства заинтересовала даже судью.

— Когда дело будет передано в суд, кстати? — спросила она, вызвав своим вопросом всеобщий смех.
— Дело будет направлено в суд, наверное, в январе, — неуверенно заявил следователь.
— Наверное?! — хором завопили футболисты по видеосвязи.

2. Несмотря на все доводы, суд оставил решение суда первой инстанции без изменений. Это значит, что с большой долей вероятности братья Кокорины и Мамаев проведут Новый год в СИЗО.

— Ваша честь, даже говорить ничего не хочется, — взорвался Павел после вынесения решения. — Это просто позор. Я больше ничего обжаловать не хочу. Можете отключить аудио. Больше ничего не надо. Мы вам все уже ответили.

3. У адвокатов еще есть право обжаловать решение в кассационной инстанции. Правда, вероятность, что что-то еще можно изменить, очень мала.

© ООО «8 Ньюс», 2015–2018